23.02.2002
Виктор Ющенко
26.02.2002
Юлия Тимошенко
02.03.2002
Михаил Бродский
16.03.2002
Владимир Шумилкин
28.03.2002
Александр Мороз
06.04.2002
Александр Давтян
08.06.2002
Петр Симоненко
15.06.2002
Андрей Шкиль
28.10.2002
Евгений Кушнарев
Александр Давтян, 06.04.2002

Объектив-обзор в эфире телеканалов «Симон» и «Эстет». В студии– Зураб Аласания, добрый вечер.

Европейский институт массовой информации опубликовал на минувшей неделе отчет по мониторингу освещения СМИ выборов в Верховную Раду. Результаты, обнародованные европейскими экспертами, малоутешительны – и в первую очередь, для журналистов. Основной проблемой прошедших выборов, считают эксперты, стала политическая заангажированность практически всех средств массовой информации.

Большинство партий и блоков в своих жалобах обвинили СМИ в распространении негативной или неподтвержденной информации..

"Небольшие партии и блоки еще более страдали от того, что их игнорируют, - говорится в отчете. - К тому же они не имели возможности размещать свою политическую рекламу".

Сами партийные товарищи тоже не совсем белые и пушистые. "Они предлагали средства за рекламу, но если об этом не узнают читатели, - отмечается в документе. - Экономическая слабость большинства СМИ делает их зависимыми от такого давления. Также это означает, что во многих случаях СМИ являются собственностью людей, которые объединяют свои бизнес-интересы с политическими интересами и используют для этого СМИ".

Эксперты акцентируют внимание на важности финансового укрепления СМИ, что позволит им вести независимую политику и быть защищенными "от собственников и других субъектов, которые рассматривают СМИ не как источник прибыли, а как политический инструмент".

Эксперты также обращают внимание на то, что в регионах проблема соблюдения принципов свободы слова была более острой.

Вот от этого вывода плавно перейдем к нашему региону. Краткий обзор событий прошедшей недели в Харькове и вокруг него.

 Понедельник 

Вместе с воскресеньем закончились и выборы. А с вместе с понедельником начались подсчеты. Строго говоря, они и до сих пор недосчитаны, но о результатах уже можно говорить уверенно.

Итак, выборы Верховную раду по партийным спискам:

за блок «Наша Украина» Виктора Ющенко проголосовало двадцать три целых пятьдесят три сотых процента;

за компартию - двадцать целых четыре сотых;

блок За единую Украину получил одинадцать целых девяносто восемь сотых процента,

Блок Юлии Тимошенко – семь целых, двадцать одну сотую процента, Соцпартия – шесть целых девяносто три сотых процента,

социал-демократическая партия украины объединенная - шесть целых, двадцать четыре сотых процента.

Все остальные партии и блоки остались за гранью четырехпроцентного барьера.

Из мажоритарных округов мы покажем победителей по Харькову и области.

Итак,

Сто шестдесят девятый округ - Леонид Исаев (блок "За едУ!")

Сто семидесятый - Станислав Косинов (блок "За едУ!")

Сто семьдесят первый - Дмитрий Святаш (блок "За едУ!")

Сто семьдесят второй - Василий Салыгин (блок "За едУ!")

Сто семьдесят третий - Владимир Гошовский (самовыдвижение)

Сто семьдесят четвертый - Михаил Добкин (самовыдвижение)

Сто семьдесят пятый - Александр Фельдман (самовыдвижение)

Сто семьдесят шестой - Александр Бандурка(блок "За едУ!")

Сто семьдесят седьмой Степан Гавриш (блок "За едУ!")

Сто семьдесят восьмой Василий Потапов (блок "За едУ!")

Сто семьдесят девятый Василий Гладких (самовыдвижение)

Сто восьмидесятый - Иван Дияк (блок "За едУ!")

Сто восемьдесят первый - Людмила Давыдова (самовыдвижение)

Сто восемьдесят второй - Олег Каратуманов (блок "За едУ!")

 Вторник 

Еще выборные дела - более мелкие, но не менее важные. Роман Нехорошков, которого решением Киевского районного суда Избирком снял с выборов – причем, буквально за день до их начала – подал на пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Вновь открывшиеся обстоятельства – это юридический термин, позволяющий пересмотреть решение, которое обжалованию не подлежит.

Ну, так вот, в своем первом решении Киевский суд, а именно судья Ольга Донцова, пришел к выводу, что имел место, говоря доступным языком, подкуп избирателей со стороны кандидата в депутаты городского совета Романа Нехорошкова. На этом основании Роман Борисович и был снят с регистрации. А вновь открытые Романом Нехорошковым обстоятельства оказались следующими: подкупая избирателей, он просто не знал, что он кандидат!

Отрицать сам факт подкупа Роман Борисович, может, и рад был бы, но увы, не мог: в момент нарушения он нарвался прямо на камеру съемочной группы. Да и свидетелей из числа конкурентов оказалось предостаточно.

Ну - решил, видимо, Нехорошков - не мытьем, так катаньем. И неведомые силы взялись за судью Ольгу Донцову. Да как взялись! Кто и чем ее изводил, известно, но недоказуемо – пока. Извели основательно: попытка нашей съемочной группы получить хоть какие-то комментарии вызвала у судьи неадекватную реакцию:

NO COMMENTS. (судья захлопывает двери)

Не лучшим образом отреагировал и председатель Киевского райсуда Евгений Зуб:…Ваш вопрос дурно пахнет!

Если даже вопрос дурно пахнет, то какие же миазмы распостраняет вокруг само дело Нехорошкова!

 Среда 

В среду стало известно, что приватизация украинских Облэнерго отложена на второе полугодие. Страну известил об этом председатель Госкомимущества Украины Александр Бондарь.

Получив все документы, заявил Бондарь, Кабмин будет решать, когда именно объявить конкурс по продаже контрольных пакетов. Среди девяти планируемых к приватизации облэнерго значится и харьковская.

Вполне возможно, у правительства свои резоны откладывать приватизацию на попозже. Возможно, все так и было запланировано. Но вот примечательный факт: примерно за неделю до выборов президент Украины произнес в числе многих других слово «реприватизация».

Произнес, видимо, в надежде привлечь к блоку власти голоса тех, кто в цветовой политической гамме излучает в красном спектре.

Блоку власти, как выяснилось после подсчета голосов, это ничем не помогло, но вот Кабмин, вполне возможно, данный сигнал мимо ушей не пропустил. И на всякий случай решил переждать смутное время. А вдруг президент не шутил?

Между тем, Облэнерго и Укртелеком - это основные запланированные статьи доходов от приватизации в бюджете текущего года.

 Четверг 

Помимо приватизации, еще несколько ключевых понятий определяют рыночную экономику государства. В их числе – собственность на землю, которая регулируется новеньким Земельным кодексом. В результате такой регулировки состояние украинских земель более всего напоминает состояние того, что болтается в проруби.

Это сельскохозяйственный кооператив «Тепличный», рефор-мированный из Харьковской овощной фабрики. А это работники кооператива, которые, согласно тому самому Земельному кодексу, должны были получить и свою часть земли и имущественный пай. На деле получили вот что:

-Не дали вон за земельный пай пенсионерам ни муки, ни олии, семечки только обещали.

-Гнилу моркву дали, бурякив по десять килограммов гнилья.

Помирать с голоду крестьяне почему-то не согласны - странные люди. Но им не оставили даже шанса найти другую работу.

-Не можем стать мы на биржу, потому что начальство -- вон Зерновой, руководитель этого предприятия, КСП "Тепличное", говорит так: выйдите из имущественного пая и тогда справку дадим.

Вот так, хочешь выжить – отдай землю дяде. Лучше добровольно. А на возникающипе вопросы дядя отвечать не хочет.

Александр Польской, агроном: Ну занят я. Работа ж у меня, наверное....

Александр Польской, агроном: Вы что? Специально это делаете? Потому вам, ребята, и камеры бьют, что вы так себя ведете.

Занят он, говорит. И камеру, говорит, разбить может. Ну, «разбить камеру», это понятия и дествия техногенного века, а вот «подпустить красного петуха» – это понятие сермяжное и многовековое. «Красного петуха» нерадивый барин получал от разъяреных крестьян, доведя их до ручки. Это не призыв, а напоминание истории.

 Пятница 

В пятницу обнародовано еще одно постановление Кабинета Министров Украины. На этот раз оно касается тех граждан, которых называют неласковым словом «чиновник». Постановление издано в рамках так называемой «административной реформы», которая изначально была призвана - как бы это сформулировать – разобраться с количеством бюрократов в стране и затратами, которые уходят на их содержание. Произносились громкие слова о серьезном сокращении количества аппаратчиков. Знающие люди посмеивались, говоря, что на бумаге сократить одного бюрократа означает на деле породить еще двоих. Оцените юмор: последнее постановление Кабмина сокращает количество сотрудников харьковских райгосадминистраций на пятьдесят одного человека, а количество сотрудников облгосадминистрации на пятьдесят пять… увеличивает. Ну, и заодно увеличивает их среднюю зарплату в полтора раза. Вот тебе, бабушка и админреформа.


Ко всему сказанному в ручном режиме добавлю и сегодняшную новость. Первая сессия нового областного совета благополучно состоялась и благополучно выбрала себе председателя – им стал Алексей Колесник, председатель Валковской райгосадминистрации. Новый областной совет вообще весь производит впечатление большого и всеобщего благополучия. Судите сами: кандидатура председателя была выдвинута в единственном, безальтернативном числе и получила шестьдесят два голоса из шестидесяти восьми возможных. Далее, группа депутатов от Единой Украины предложила создать депутатскую группу Единая Харьковщина. Предложение было принято не то что благосклонно, а просто на ура – во вновьсозданную группу вошли шестьдесят человек – опять таки, из шестидесяти восьми возможных. Учитывая, что из восьми оставшихся шестеро коммунисты, заявление зампредседателя Владимира Зорченко о том, что группа открыта и для других депутатов, звучит как минимум забавно.

Таким образом, единодушие, единообразие и единомыслие нового областного совета могло бы послужить примером для нового городского совета, где, я подозреваю, картина будет отнюдь не такой радужной. Как впрочем, и в Верховной Раде.

Вот эти два совета разных уровней, прошедшие выборы, их последствия и многое другое и есть предмет беседы с нашим сегодняшним гостем. Как у меня повернулся язык назвать его гостем, сам не знаю – в студии Объектива – президент Теларадиокомпании “Симон” Александр Давтян.

Персона

Александр Давтян – президент телерадиокомпании «Симон», соучредитель медиа-группы «Объектив», соучредитель и президент благотворительного фонда «Заповит». Его нередко называют медиа-магнатом и олигархом Харьковского масштаба. Он сам себя олигархом не считает. Говорит, что олигарх в нынешнем понимании – это богатый человек, имеющий отношение к власти, а он – просто богатый.

Олигархом в классическом смысле слова, то есть одним из немногих власть предержащих, Александра Давтяна тоже вряд ли можно назвать. Он не чиновник, не судья и не народный депутат. Он не вершит судьбы народа. С дамой по имени политика его отношения складываются более чем сложно. Попытки стать народным депутатом в девяносто восьмом году, как и в две тысячи втором, к избранию так и не привели. В девяносто девятом году Александр Давтян пошел против течения и на президентских выборах решил поддержать не кандидата номер один, а экс-главу СБУ Евгения Марчука, который в то время был народным депутатом и главным критиком кандидата номер один. В результате Давтян потерял часть бизнеса и приобрел репутацию неудобного человека. На нынешних выборах в горсовет оппоненты Александра Давтяна через суд добились его снятия с регистрации кандидатом в депутаты городского совета. Сейчас Александр Давтян пытается восстановить справедливость с помощью прокуратуры.

Александр Давтян-бизнесмен, гораздо удачливее Александра Давтяна-политика. В бизнес Давтян пришел, имея за плечами четверть века работы на предприятии «Культпромпиротехника», нынешней фирме «Пиротекс». Там он начинал простым рабочим, оттуда он уходил, будучи заместителем генерального директора.

Сейчас, по имеющейся информации, основной бизнес Александра Давтяна – гостиница «Харьков». Телевидение, радио и газета, по его собственному определению, это не бизнес, это дело, в котором серьезное производство сочетается с творческим азартом. Это возможность влияния, но не получения прибыли. Скорее, наоборот. Именно одна из программ «Объектив-Но», вышедших в эфир на телеканале «Симон» стала причиной миллионного иска на возмещение морального ущерба. Иск предъявил давний бизнес-конкурент и оппонент Александра Давтяна Геннадий Кернес, контролирующий гостиницу «Националь» и седьмой телеканал.

В конечном итоге, после рассмотрения дела в двух судах, сумма иска уменьшилась в триста тридцать три раза. Тем не менее, Геннадий Кернес до сих пор убежден, что его дискредитация - главное, если не единственное предназначение журналистов ТРК «Симон» и медиа-группы «Объектив».

Геннадий Кернес

-Я к журналистам, которые работают на телерадиокомпании «Симон» отношения вообще не имею. И отношусь к ним, что это профессиональные люди. У них сторона ихней деятельности, которая направлена конкретно, у них поставлена цель дискредитировать сначала депутата Кернес, а потом его как человека.

Александр Давтян в свою очередь считает, что его взаимоотношения с Кернесом касаются только их двоих. И выяснять их с чьей либо помощью, в том числе и с помощью СМИ, абсолютно ни к чему.

Александр Давтян:

- Нет никакого противостояния между "седьмым" каналом и "Симоном". Есть неприязненные отношения между владельцем "Симона" и совладельцем "Тониса". Я считаю, неправильно, когда переносится на общение между журналистами и работниками.

Елена Львова, специально для «Объектив-Обзора»


Аласания: Здравствуйте, Александр Сергеевич.
Давтян: Добрый день.
Аласания: Редкий гость в моей студии… Скажите, поправки или комментарии к сюжету будут?
Давтян: Ну, за исключением того, что гостиница «Харьков» – это не основной бизнес, он основной в Харькове. Я уже говорил, у меня в Харькове находится примерно 15 % моего бизнеса на Украине.

Аласания: Рад за Вас и за нас… Тогда сразу к цитататам.

ЦИТАТА:По распространенному в Харькове мнению, отношения местной бизнес-элиты определены известной британской поговоркой об отсутствии вечных друзей и врагов и наличии вечных интересов. Не оправдывается эта поговорка только в отношениях Давтяна и главы фирмы "НПК-холдинг" Геннадия Кернеса. Их вражда длится более 5 лет. Жаров Виталий, интернет издание Украина Ру

Вы враждуете с Кернесом или Кернес враждует с Вами?

Давтян: Я не враждую ни с кем.

Аласания: Включая и его?

Давтян: Включая и его.

Аласания: Я бы с удовольствием с Кернесом на этом покончил, но вот еще что: он последнее время очень часто и очень активно настаивает-просит- требует - уж не знаю, как назвать - на своем участии в одной из программ «Симона». Вы все-таки готовы предоставить ему эфир или нет?

Давтян: А какой в этом смысл?

Аласания: Он какой-то смысл в этом видит.

Давтян: Он видит! Он хочет те потоки лжи и грязи, которые выливаются каналом, подкотрольным ему, еще и на «Симоне» повторить. Мы не будем из «Симона» помойку делать. Но – но! Благотворительный фонд «Заповит» сейчас занимаетс серьезной проблемой, приобритением оборудования для 7 детской больницы или сейчас, по-моему, она называется 1-ая областная детская больница... И еще к нам обратились из Института эндокринологии украинского, тоже просят оборудование.

Если гражданин Кернес сочтет возможным приобрести хотя бы один аппарат искусственного вентилирования легких для деток маленьких, и поставит его 7 детской больнице - мы ему предоставим эфир, даже зная о том, что будут потоки грязи какой-то или ругани. Вот, полчаса мы ему дадим и не будем прерывать. Вот такое есть предложение, это не для меня - это для детей. Пусть Геннадий Адольфович пожертвует детям и купит себе тем самым возможность какое-то время вещать с телеканала «Симон».

Аласания: Это, блестящее предложение, и хорошее условие. Но еще что-то в этом такое, «ловушечное» кроется.

Давтян: Ничего абсолютно, честное слово. Мы не будем вообще… Вот дадим полчаса времени и пусть говорит, что хочет.

Аласания: Угу. Ну, надеюсь он пойдет на это условие. Он это, по крайней мере, услышит.

Меня интересует Ваша точка зрения на прошедшие выборы. Вы смогли бы подобрать несколько характеристик, которые касаются этих выборов - несколько прилагательных?

Давтян: Вы знаете, наверное, несколькими словами об этих выборах сказать нельзя. С одной стороны - если взять меня, как человека - я удовлетворен полностью. В каком смысле: в Верховный Совет Украины прошли – ну, как минимум, человек, наверное, 35 - с которыми я на «ты»; 6 человек моих бизнес-партнеров, то есть, моих компаньонов - прошли в Верховный Совет. Я много раз говорил: для лоббирования своих интересов не обязательно самому там быть.

Ну, достойные люди многие прошли, много достойных…

Многие достойные не попали. Поэтому лично для меня эти выборы ну…

Для страны – наверное плохо; для города – еще не знаю, посмотрим на 1-ю сессию горсовета. Если избранники народа в городе выберут нормальные органы управления горсоветом, нормальных руководителей комиссий, комитетов, секретаря горсовета. Может быть, все и будет хорошо .

Аласания: Угу. Я имел в виду больше Ваше эмоциональное восприятие…

Давтян: Ну, эмоциональное… Вы сами знаете - грязь, нечистоплотность, подтасовки…

Аласания: Со стороны тех, кто проводил?

Давтян: Со стороны и тех кто проводил и тех кто…

Аласания: Участвовал?

Давтян: Участвовал, избирался. Особенно меня… - не хотелось бы опять передачу посвящать себе… - но меня поражает, когда люди, которые сидят в городской избирательной комисии, занимаются уголовно наказуемыми преступлениями, то есть - подтасовкой. Одни воруют, вторые подкладывают, и никому до этого нет дела. Прокуратура ответила в первом … ответ был такой: да, мы увидели, что там подтасовки, но вроде как это ни на что не влияет!

Хотя без протокола работники прокуратуры говорят – «Ну, тут же надо всех посадить в тюрьму»! Не всех, но, во всяком случае – некоторых. Городская избирательная комиссия, которая подтасовывала факты, должна отвечать за это – статьи от 7 до 12 лет!

Надо посадить в тюрьму; а посадить в тюрьму – надо отменить выборы, а если отменить выборы – надо назначать новые выборы, а у страны денег нет.

То есть, то, на что расчитывали преступники, в какой-то степени оправдалось. Но я постараюсь довести дело до конца. У меня работает группа юристов, адвокатов…

Думаю, во всяком случае, хоть докажем в конце-концов, что вот там есть мерзавцы и все это было спланировано. И на сегодняшний момент мои документы из Киевского суда уже две недели никак не могут дойти до аппеляционного суда - специально их задерживают. И самый честный судья в харьковской области господин Плетнев, который, опять-таки, с экрана 7 канала вещал, что ему там и взятки кто-то предлагал, почему-то мои документы не отправляет - странное совпадение.

Аласания: Да, не очень лестная характеристика всего этого.

Теперь вопрос, который исходит не от меня, но я с такой постановкой вопроса согласен.

Люди считают, что Вы, человек влиятельный и с достаточно большими возможностями, к выборам отнеслись несерьезно, и работали «спустя рукава». Результат соответствующий. Это соответствует действительности?

Давтян: Вы знаете, я шел на выборы избираться. Я к выборам подошел серьезно, я хотел чтобы - «за» меня, или «против» - проголосовал народ, избиратель.

Я не был готов к махинациям, я не был готов к подлогу документов, я не был готов к лоббированию судейскому.

Я не был готов к тому, что, я даже не знаю, как это назвать, что против меня будут совершаться какие-то преступления. Я шел на выборы и насколько я знаю, тот человек ради которого все это на моем округе конкретно делалось – он победил, и набрал 1000 голосов. То есть, округ который имеет, если я не ошибаюсь 16 000 избирателей, одной тысячей голосов избрал человека, который будет 4 года, или не будет - еще вопрос не закрыт. Но к этому все шло и для этого все делалось.

Аласания: Я знаю того человека о котором Вы говорите….

Давтян: И я его знаю…

Аласания: Разумеется. Но я не могу сравнить его возможности с Вашими. Следует ли думать, что, по теории «заговоров», стоит за этим он один? Или есть еще что-то...

Давтян: Нет, конечно. Просматривается интерестная цепочка: тот депутат - бывший и пока еще настоящий - ради которого это делалось, это выдвиженец от организации «Новый Харьков - новые возможности».

Аласания: Андрей Гунченко.

Давтян: Андрей Гунченко. Тот кандидат в депутаты, ради которого сняли моего брата с выборов – это ставлеаник «Нового Харькова - новых возможностей». Тот кандидат в депутаты, ради которого сняли Николая Криволапова с гонки – это ставленник «Нового Харькова - новых возможностей». Вот Вам и новые харьковские и новые возможности. Может быть, это совпадение. Ну, если вы верите в такие совпадения… Я - нет.

Аласания: Я тоже не верю в совпадения, и мне не нравится вся ситуация. «Новый Харьков - новые возможности» победили Вас со всей Вашей командой. Так?

Давтян: Не победили. Обдурили! Обдурили – при помощи судей, юристов, адвокатов... Они готовились к выборам задолго до их начала.

Оппонент моего брата говорил: «Да что вы там за Давтяна, все равно я буду вашим депутатом»! Задолго до выборов мой оппонент говорил: «Все равно я буду депутатом». То же самое говорил оппонент Николая Криволапова. То есть, они были уверены.

Если бы не прошли судебные какие-то дела, была бы подтасовка на округах, или на комиссиях.

К этому мы были не готовы. Мы были готовы к работе: для округа что-то делать, что-то делать для людей - и делать дальше 4 года.

А к этому, да … Тут мы оказались не готовы. И, честно говоря, если бы вот все вернуть назад - ну, я бы наверное делал то же самое. Я бы не готовился вот к этим грязным делам, меня это не интересует. То есть, попасть в горсовет любой ценой - меня это не интересует. Вы знаете, я уже прожил большую часть своей жизни и меняться я не хочу и не буду.

Аласания: С другой стороны, Александр Сергеевич, Вы были готовы к честной борьбе, скажем так, и опять наступили на те же грабли - честной борьбы против Вас не было и 4 года назад. Вы ведь это знали.

Давтян: Нет. Вы ошибаетесь, 4 года назад, там было все нормально. Там… Ну, опять-таки, личные отношения. Там была партия, в которую входили люди, с которыми у меня были личные отношения. И была нормальная борьба.

Мы… если кто-то не помнит, это было 4 года назад, это была Либеральная партия – Партия труда, это был блок. В Харьковской области этот блок и эти партии не знал ни один человек - за исключением нескольких активистов. Мы за 2 или 3 месяца предвыборной кампании добились того, что либералы и Партия труда в харьковском регионе взяли значительный процент. То есть, с нуля, во всяком случае, если я не ошибаюсь, это было больше 3 %. Очень много. Это даже больший результат, чем сегодня у КОПов или у «Яблока».

Там не было против нас никаких … Мы не шли в горсовет, тогда мы не предпринимали таких попыток….

Аласания: А президентские выборы?

Давтян: А президентские, опять-таки, если бы повторилось все – 99 год, я был бы опять с той стороны. Хотя знал на 100%, что победить Кучму в первом туре будет невозможно.

Большую роль сыграл господин Мороз, который в конце концов развалил «Каневскую» четверку, а результаты могли быть совершенно другие. Когда к нам обратились социалисты, с просьбой помочь на этих выборах, я открыто сказал – «Вы знаете, если бы не господин Мороз, то страна могла иметь другого президента».

И если бы, те события, которые произошли 9 марта 2001 года, произошли бы раньше - перед выборами президента - был бы совсем другой результат. Господин Мороз со своими единомышленниками опоздали. Умышлено или не умышлено, я не знаю. Каждый должен догадываться.

Аласания: Поправка только одна – «товарищ» Мороз.

Давтян: Ну, для кого товарищ, для меня…

Аласания: Думаю, что и для Вас не господин...

Теперь вот что. Я достаточно давно Вас знаю и никак не могу понять – Вы по натуре революционер или Вы конформист?

Из выборов в выборы - Вы идете в политику и все время получаете не тот результат, который Вы хотели. Вы все время делаете то, что не нравится власти. Почему?

Давтян: Да потому, что власти, наверное, нравятся, покорные…

Один выкопоставленный господин сказал такую фразу: «В Верховном совете очень много ярких личностей, а нам нужны люди, которые просто будут нажимать кнопки - когда это надо».

Так вот, я считаю себя не таким, который будет просто покорно нажимать кнопку. Сказали так – есть, сказали, отрапортовали или там, договорились - нажимайте эту кнопку. Я бы нажимал так, как велит мне совесть, честь - поэтому в конце жизни становиться подлецом, наверное, было бы не првильно.

Аласания: Должен ли я это понять так, что Вы не огорчены результатом выборов в Верховную Раду…

Давтян: Абсолютно нет. Ну я знал, Вы понимаете, все видели, весь город - я абсолютно не агитировал за «Рух», я знал, что эта партия непроходная. Опять-таки, принцип - как бы это сказать - дружеского плеча, что-ли.

Руководитель партии «Центр» - мой товарищ и компаньон. И вот разговор: «Поможешь? - Помогу». То есть, я однозначно знал, что партия непроходная. Поэтому, если бы я видел, что это …. Я бы какие-то усилия не тратил на похождение в горсовет. Это глупо - идти и там, проходить и там и тут. Это было ясно с самого начала. Еще раз говорю - друзья попросили, и я согласился.

Аласания: Не означает ли такой результат Ваше исключение из общественной жизни города?

Давтян: Ну, я не знаю, с одной стороны я считаю, что моя предвыборная кампания еще не закончилась. Потому что абсолютно точно доказано, что меня сняли по сфабрикованным, фальшивым документам. Если закон позволяет восстановить справедливость, будем это делать. Дело-то я доведу все равно до конца.

Если нет - это не имеет значения. Сидеть в Горсовете или сидеть в своем кабинете – для меня это не имеет значения.

Аласания: Тогда вопрос. Он снова исходит не от меня, но люди интересуются у Вас, именно как у общественного деятеля. Где в городе, на Ваш взгляд, наиболее слабые места, провальные, и в какую сторону городу следует двигаться?

Давтян: Ну, Вы уже опоздали. Городу нужно выбирать честных депутатов. Вот провальное место. Самое провальное. Потому что в некоторых округах - и мы это знаем на 100% - депутаты были избраны только благодаря или махинациям или финансам.

Ну это же из области фантастики - когда социологические организации проводят соцопрос и, допустим, из 13 депутатов - один на первом месте, один на втором…

И тот человек, который там на 6 месте, за которого, по социологическим опросам, проголосуют в округе, ну, 200-300 человек, вдруг берет 3 000 или там 2 500 голосов!

Выборы прошли, все улеглось, и сами люди, которые там были, говорят: «Ну да, мне дали 50 гривень. А мне дали 30 гривень».

Люди свое будущее на 4 года продали за 30 гривень, 25, 50.

И это… я не знаю, как это назвать: или душу дьяволу заложили, или выпить в тот момент хотелось. Вот это ответ, вот это вот слабое место.

Слабое место - это то, что наш народ не готов к тому чтобы самому решать свою судьбу.

Если проржавела труба - ее можно заменить. Если прохудилась крыша - ее можно подлатать.

Души человеческие подлатать очень сложно. Вот это я считаю слабое место, а все остальное - все поправимо.

Аласания: Не слишком ли мрачно все это выглядит? Городу конец, жизни конец, политике конец…

Давтян: А мрачно для кого? Для меня – нет. Для тех людей, которые например, шли на выборы с бумажкой за коммунистов, где было написано: «в горсовет такой-то, в облсовет такой-то», и когда мы у этих людей спрашивали: «А за кого вы голосовали»? «Ну, я его знать не знаю». «Ну как же, он же был у вас депутатом. 4 года этот человек - коммунист - был у вас депутатом. Вы же только что говорили, что вам никто ничего не делает, и он вам ничего не делал, зачем же вы опять за него голосовали»? «Мы за коммунистов…»

Что таким людям можно сказать, я не знаю. Поэтому мрачно, для них это будет мрачно. Потому что эти люди не купят им квартиры, не починят ни трубы, ни крыши, не будут представлять их интересы в городе.

Это люди, которые будут 4 года заниматься своими делами. Это без разницы - коммунисты, не коммунисты. Коммунист тоже кушать хочет, тоже хочет где-то заработать - и будет это делать.

Аласания: Давайте пройдемся по большой политике. Лично у меня полная каша в голове, с нынешним составом Верховной Рады я ничего не могу понять. Как Вы оцените будущее страны - ближайшее будущее страны – перспективы? С таким составом.

Давтян: Честно говоря, та каша, которая у Вас - она у всех. И у меня в какой-то степени тоже.

И еще хотелось бы до конца понять, там осталось вроде бы 90 можаритарщиков, которых … к какому берегу их прибьет. То, что в парламенте нет сплоченного большенства, это уже видно сегодня - это точно.

То, что прошли определенные люди, которые будут… они шли туда в Верховный Совет, чтобы лоббировать свои личные интересы, это однозначно. И я считаю, что по составу этот Верховный Совет хуже, чем был до этого.

Опять-таки, это Верховный Совет, который определен нашим народом, это мы выбирали - пенять можно только на себя. Можно 20 раз говорить – «блок власти» давил кого-то, кого-то додавил. Ну если додавил тебя - то и кушай то, что тебе предложили. Почему во многих областях блок власти не сыграл основной роли? В нашей области… ну, не такой и плохой расклад получился. Все 14 можеритарщиков от «Еды», но это не самые худшие люди. Дай Бог, чтобы все-таки Господь их просветил, и они работали на благо Украины.

Ну, там настолько разношерстная компания, что трудно сказать, что будет в Верховном Совете.

Мы вчера созванивались с руководителями некоторых партий, это мои друзья, приятели, но они еще ничего не знают. Сами еще ничего не знают, еще расстановка сил непонятна.

Аласания: Кто будет расставлять?

Давтян: Верховная Рада.

Аласания: Вот этот котел, это все будет вариться, «по ходу пьесы» будет готовиться блюдо? Так?

Давтян: Да.

Аласания: И нет одного человека, который это все будет делать.

Давтян: Пока не вижу.

Аласания: Включая Президента?

Давтян: Вы знаете, получается такая ситуация: те депутаты, которых сейчас избрали, они в политическом плане переживают этого Президента. Они на 4 года, а президентские выборы, самое позднее - самое позднее - повторяю, через 2,5 года.

Я уверен, что выборы будут раньше. Иначе… То есть мой прогноз – если выборы состоятся в срок - то есть, в 2004 году, в ноябре месяце, то Президент - Ющенко.

Аласания: Вот так.

Давтян: Да, вот так. Да – это мой прогноз, я не знаю, может быть, субъективный.

Аласания: А если раньше?…

Давтян: Восточные регионы не хотят видеть Ющенко своим президентом, значит, надо делать выборы досрочные, ну, «российский вариант». Тогда есть возможность, ну, кого-то из тех людей, которых будет поддерживать восточный регион. А восточный регион – это 60-65% избирателей. Это сила. Надо договариваться с коммунистами. Обязательно. Без коммунистов, это опять-таки, может быть провал на выборах.

Аласания: Это Вы сейчас с точки зрения ныне действующей власти и преемника Президента?…

Давтян: Это точка зрения моя. Моя. Я не знаю… может быть наш Президент мыслит по-другому. Может быть Ющенко… Вот он недавно заявлял, что, мол, не хочет быть Президентом. Правда, не он сказал, а Плющ за него, что он не хочет быть президентом, что он хочет быть… вернуться снова к своей работе, то есть премьер-министром быть.

Аласания: Я сейчас вспомнил – в момент пребывания Виктора Ющенко здесь, в городе, и на канале - Вы заперлись в кабинете минут на 40.

Давтян: Да.

Аласания: О чем шел разговор у Вас с Виктором Ющенко?

Давтян: Ну, о разном. О картинах, о рыбках. Ему очень понравились мои картины, ему очень понравились мои рыбки. Виктор Андреевич большой знаток живописи, притом, Вы знаете, он знаток живописи и плюс еще - он знает рыночные цены. Для меня это было очень интересно, потому что многие люди говорят, искусствоведы, говорят: «Вот прекрасная картина, но сколько она стоит, я не знаю». Вот Ющенко знает!

У меня там есть несколько картин - не подписных, но хороших. Он сразу назвал школу, приблизительно век – то есть, он специалист. Больше всего, что его умилило – это рыбки.

Вы видели, в аквариуме у меня рыбки - обычные карпики, цветные - вот его от аквариума не могли оторвать долго и нудно. Мы говорили обо всем, о многом и обо всем.

Аласания: Хорошо, будем считать что Вы с Виктором Ющенко Вы говорили только о картинах и рыбках. Пусть это будет на Вашей совести…

Давтян: Я за это время общался со многими политическими лидерами. Поэтому у меня есть четкое представление - мое лично - будущего Украины…

Аласания: Ближайшего…

Давтян: Ближайшего. И к сожалению, опять-таки, как бы мы не говорили, что что-то произошло новое, я считаю, резких перемен не будет в ближайшее время.

Аласания: А то даже звучит мысль о войне между Западом и Востоком.

Давтян: Война за что?

Аласания: Гражданская война …

Давтян: За Чернобыль? За что драться?

Аласания: Восток и Запад сильно различаются…

Давтян: Да, у нас с Западом… на Западе – другой язык, другая культура, другая религия… И, как сказал мой близкий товарищ: все, что насильно соединено, все должно быть насильно разъединено.

Я, например, тоже Украину вижу - не сегодня, не завтра – федеративного устройства. И вероятно, это должно выглядеть вот так: Западная Украина, Центральная Украина, Восточная Украина и Крым. И в этом тоже ничего плохого нет, и в принципе это нормальное устройство многих стран в мире…

Аласания: Россия, например…

Давтян: Россия. Воевать – ну, а за что воевать? За то, что они хотят ходить в костел католический, а на востоке хотят ходить в православную церковь? Ну и ничего тут такого нет.

И они хотят говорить на украинском языке, ну есть такой вот – галицкий - а мы хотим говорить на русском, или на «суржике». Тоже ничего такого нет.

Если народ будет сыт, если промышленность заработает, предприятия заработают, тогда сам народ выберет - на каком языке ему говорить. Это абсолютно… Я, например, считаю это спекуляцией. Спекууляция политическая.

Аласания: Крайне любопытные оценки по поводу переспектив. Я бы тогда хотел залезть и в местную власть. Можете оценить перспективы? Скажем, председатель областной государственной администриции, Евгений Кушнарев, удержится ли он на своем посту по итогам этих выборов, как по Вашему?

Давтян: Евгению Петровичу за эти выборы орден надо дать. Те его, якобы помощники, которые на самом деле готовы вонзить нож ему в спину…

Я не знаю, наверное, Евгению Петровичу это известно. По итогам выборов, я так думаю, не должны дожидаться его отставки. То, что сделал Кушнарев в области, это, наверное, удалось еще только в Донецкой области. То есть, «блок власти», блок «ЗА ЕдУ», в Харькове превзошел все ожидания. 100%-й результат по мажоритарщикам, ведь Вы знаете , что 3 человека , которые были…

Аласания: Самовыдвиженцами…

Давтян: Нет, самовыдвиженцев там больше было. Там и Фельдман, и Давыдова…

Я имею в виду, 3 человека, где не победили выдвиженцы ЕДы - они тоже вошли в «ЕдУ». То есть, у Кушнарева 100%-й результат по мажоритарщикам, и, если я не ошибаюсь, 15% по партийным спискам.

Это на 4% больше чем в среднем по Украине, то есть наказывать его не за что.

Это, еще раз повторяю, то, на что надеялись те люди, которые якобы рядом, но которые хотели подтолкнуть в спину и самим наверное занять это место.

Поэтому результат по Харькову для губернатора нормальный. Его за это только повышать надо. Не знаю, куда, правда - уже мне это сложно прогнозировать.

В Харькове, в городе, результат прогнозируемый. Я в прекрасных отношениях с Сережей Потимковым. Я к нему очень хорошо отношусь. Но и в глаза ему - Вы этому свидетель - я ему говорил, что одно дело быть журналистом, последние 4 года быть политиком, другое дело быть мэром.

Мэр – это очень сложна работа, и сложная технически, это больше не политическая - техническая работа.

Я думаю, Шумилкин на своем месте. У него есть закалка - Дзержинский район. Район очень сложный, очень сложный. Поэтому при всем том, что было, я считаю, тут результат заслуженный и хороший, нормальный.

То, что касается выборов глав районных администраций, думаю что – то есть, не думаю, а оно так уже и есть - во всех районах главы администраций молодые, енергичные, ну, во всяком случае – моложе тех, что были.

Насколько я знаю, на сегодняшний момент – Дзержинский, Фрунзенский, Московский районы уже избрали своих председателей, теперь все зависит от депутатского корпуса. Если депутатский корпус будет такой же, как прошлого созыва, который давал разрешения на строительство «Макдоналдса», потом выходил с плакатами против него; если депутатский корпус будет мешать мэру претворять в жизнь то, что наметили; если будет также околпачивать людей, рассказывая басни про кредиты ЕБРР - мол, следующие поколения долги отдавать будут; если снова будет рассказывать басни о том, что землю нельзя продавать, а потом сам покупать; если будет рассказывать, что приватизировать нельзя, а потом сами приватизирует; у ГАИ, у все частных предпринимателей забирать парковки, потом сам с этих парковок разворовывать деньги… При том - наши с вами, это деньги налогоплательщиков! Их разворовывать, а потом эти деньги мешками носить в суд, чтобы принять решение в свою пользу. И эти же деньги пускать на свои предвыборные кампании...

Вот если такой горсовет будет и сейчас, то для города ничего хорошего быть не может. И мэру будет очень сложно проводить свои решения, если горсовет будет заниматься нечестными делами в своих сугубо личных, меркантильных интересах.

Аласания: Спасибо за ответ, наше время в эфире подходит к концу, но я знаю, что у Вас крепкие связи на «SIMON”е. Есть что-нибудь такое, что мы не упомянули и Вы хотели бы добавить?

Давтян: Мне проще отвечать на вопросы.

Аласания: Тогда два традиционных вопроса. Вы были откровенны во время разговора?

Давтян: Да.

Аласания: И последний. Видели ли Вы заранее вопросы и сюжет?

Давтян: Нет.

Аласания: Спасибо Вам.


Признаться, два моих последних вопроса к Александру Давтяну для меня самого были риторическими: мне ли не знать, что его откровенность и его нежелание вмешиваться в редакционную политику обходятся ему весьма дорого: именно на его президентскую голову сыпятся все шишки за то, что делают телеканал Симон и медиа-группа Объектив. И если бы только шишки. К счастью, голова у него достаточно крепкая. Раз вы продолжаете смотреть то, что вы смотрите, значит мы делаем правильно, а раз голова у него крепкая, значит, мы будем делать это и дальше. Всего вам доброго.
type="application/x-shockwave-flash" pluginspage="http://www.macromedia.com/shockwave/download/index.cgi?P1_Prod_Version=ShockwaveFlash">

Rambler's Top100