23.02.2002
Виктор Ющенко
26.02.2002
Юлия Тимошенко
02.03.2002
Михаил Бродский
16.03.2002
Владимир Шумилкин
28.03.2002
Александр Мороз
06.04.2002
Александр Давтян
08.06.2002
Петр Симоненко
15.06.2002
Андрей Шкиль
28.10.2002
Евгений Кушнарев
Петр Симоненко, 08.06.2002

В эфире телеканалов «Симон» и «Эстет» – Объектив-обзор. В студии – Зураб Аласания, добрый вечер.

Два Александра Сергеевича на прошедшей неделе стали именинниками. Одному из них сегодня исполнилось пятьдесят лет – это я о президенте телерадиокомпании «Симон» Александре Давтяне. У другого Александра Сергеевича шестого июня случился некруглый юбилей в двести три года со дня рождения. И Александру Пушкину в свое время удалось описать процесс, который могут по праву отнести на свой счет журналисты, отметившие свой профессиональный праздник одновременно с днем рожденья поэта.

…«И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута – и стихи свободно побегут»…

Стихи или слова, или статьи, это уже кто во что горазд. Так, как Пушкин, не горазд, увы, никто. Теперь в Объективе короткий обзор событий прошедшей недели в Харькове и вокруг него.

 Понедельник 

В понедельник харьковская милиция поделилась «Интеллектом». «Интеллектом» назывался комплекс оперативно-профилактических мероприятий по выявлению нарушителей закона об авторских и смежных правах. На пиратов нажаловался Юрий Антонов, который давал сольный концерт в Харьковском оперном. До начала концерта какой-то неразумный торговец попытался загнать Антонову диск с его же песнями - разумеется, нелицензионный. Антонов певец душевный, но в шоу-бизнесе сантиментов не бывает. Он тут же заявил в милицию, а уж милиционеры расстарались. Занимался этим Отдел по борьбе с экономическими преступлениями, хотя конечно же, за торговцами нелицензионной продукцией ОБЭП охотится не потому, что об этом попросил Юрий Антонов.

Цифры последней операции: оформлено 16 административных материалов, заведено четыре уголовных дела, изъята пара тысяч компактов и несколько десятков аудио-видео кассет.

В свободной продаже пиратских дисков и кассет осталось всего несколько десятков миллионов.

 Вторник 

Во вторник Владимир Шумилкин назвал фамилию кандидата на должность секретаря Городского совета. Девятнадцатого июня, на сессии Горсовета мэр предложит депутатам проголосовать за Марка Воронова.

Владимир Шумилкин, городской головa: Кандидат юридических наук, преподаватель университета внутренних дел, специалист, профессионал в этой отрасли.

Вобщем, комсомолка, спортсменка и просто красавица. Что либо более определенное сказать трудно, поскольку даже в местной политике Воронов – фигура малоизвестная. Надо думать, у него все впереди. Шумилкин во многих сферах своей деятельноси последовательно тянет вверх молодых и перспективных, не смущаясь их неопытностью.

А Марк Воронов продолжит сложившуюся традицию: в третий раз секретарем может стать человек, имеющий отношение к милиции. Николай Петренко, секретать горсовета 23-го созыва, до секретарства был офицером транспортной милиции; Геннадий Кернес, краткосрочный секретарь 24-го созыва, тоже имел … некоторые отношения с милицией; и Марк Воронов, секретарь потенциальный, преподает в Национальном Университете МВД.

Геннадий Кернес, кстати, опротестовал в суде решение сессии о его переизбрании. Суд назначен на ближайший понедельник.

 Среда 

На прошедшей неделе сошли с ума бензиновые цены. Строго говоря, они никогда не были в своем уме, но последний год они хотя бы вели себя прилично и не подскакивали за неделю на пятьдесят копеек. Продавцы розничные валят на продавцов оптовых, водители матерят и тех и других, а на дорогах вновь появились канистры с непонятной жидкостью и надписями «белгородский бензин». Весенне-летний подъем цен на топливо, в принципе, дело привычное. Но такое стремительное подорожание вряд ли объяснимо сезонными причинами. Аналитики отмечают, что украинские нефтеперерабатывающие заводы основательно сократили производство топлива по сравнению с прошлым годом. А российским нефтетрейдерам выгоднее поставлять нефть-сырец на запад по увеличившимся квотам, нежели ввозить готовый продукт в Украину. Каковы бы ни были причины, последствия могут быть достаточно тяжелыми. Дефицита дизтоплива для посевной потянет за собой осеннее подорожание хлебо-булочных изделий. А подорожание бензина в городе скажется на городском транспорте. Маршрутные такси уже теперь становятся совершенно нерентабельными и владельцы вынуждены будут поднимать цены за проезд. Управления общественного транспорта не может свободно поднимать цены, но может выпускать на маршрут меньше автобусов, что тоже малоприятно для пассажиров.

 Четверг 

В четверг в городе прошли общественные слушания. Слушали коммунальную собственность. Инициировал слушания Владимир Шумилкин, которому давно не нравится существующий порядок аренды. Кстати, не только ему.

Леонид Рубаненко, председатель ХОО Украинского союза промышленников и предпринимателей: Что такое в принципе, в комплексе аренда? Это ж не самоцель, это не что-то какое-то неопознанное сооружение, неопознанный процесс. Это достаточно определенный механизм достаточно определенный метод в том, чтобы каждый получил свое.

Не знаю как вы, но лично я ничего не понял. Вот когда Леонида Ивановича рассердили, он стал гораздо конкретнее:

Леонид Рубаненко, председатель ХОО Украинского союза промышленников и предпринимателей: Товарищи дорогие, пусть мне скажут, что я не прав у нас в нашем родном горисполкоме за десять дней отказа не получишь, не то, что официального заключения. Открой рот – тебе тут же покажут, что за тридцать дней официально – и иди гуляй!

А когда отгуляешь свое и добьешься наконец, аренды, то получишь ее на год. Что предприниматель успеет сделать за год, и что он вообще захочет сделать с арендованным помещением, зная, что через год чиновник аренду может не продлить, это большой вопрос. Есть немало примеров – в здании госпрома, в частности - когда чиновники только и ждали, чтобы предприниматель отремонтировал помещение, после чего аренда прекращалась и помещение отходило в распоряжение управляющего.

Между тем, поступление от аренды и приватизации коммунальной собственности - один из основных источников доходов городского бюджета. Сделать аренду взаимовыгодной и было задачей прошедших слушаний. Все прозвучавшее будет сведено в меморандум, который, в свою очередь, станет основой концепции, которая в свою очередь, будет вынесена утверждение сессии горсовета.

 Пятница 

А в пятницу педагогический университет первым из сорока харьковских ВУЗов выпустил в свет две с половиной тысячи уже дипломированных специалистов. Не факт, что все они станут школьными учителями, только восемьсот из них получили направление на работу.

Александр Сидоренко, заместитель губернатора: Вот они сейчас заканчивают, на них большой спрос в системе образования. Специалисты в области иностранных языков - за ними здесь уже охотятся фирмы, коммерческие организации с уровнем оплаты, который в школе мы не можем предоставить.


Политическая галерея Объектива пополнилась еще одним портретом. Сегодня в нашей студии была записана беседа с гостем программы, лидером коммунистической партии Украины Петром Симоненко. Но прежде – вступительный репортаж Елены Львовой.
Персона

Изменение материала в категории suzhet1 выпуска от 08.06.2002

Текст: Петр Николаевич Симоненко – человек глубоко партийный. Его коммунистический стаж приближается к четвертьвековой отметке. И прерывался он всего-то один раз – в августе 91-го - и то ненадолго. Петру Симоненко хватило смелости возглавить КПУ на так называемом восстановительном съезде в марте 93-го. С тех пор он - бессменный лидер украинских коммунистов.

В новейшей истории Украины Петр Симоненко и Компартия – старейшая оппозиция. Полтора года назад в разгар кассетного скандала ее признал даже Президент Украины Леонид Кучма. Зато в глазах многих более молодых оппозиционеров и наблюдателей противостояние коммунистов и власти – не аксиома. Напротив. Нередко можно услышать, как политические обозреватели, упрекают коммунистов вообще и Петра Симоненко в частности в связях с Банковой.

«Зеркало недели» в своем проекте «Украина партийная» утверждает:

«У Петра Николаевича есть свои ходы на Банковую. Он имеет возможность достаточно регулярно общаться с Президентом не только как руководитель крупнейшей парламентской фракции, но и как сват Екатерины Ващук — человека, достаточно близкого к главе государства».

Последняя предвыборная компания досталась коммунистам куда меньшей кровью, чем, к примеру, социалистам или БЮТ. Правда, конечный результат впечатляющим тоже не назовешь. Коммунисты сдали не только первую, но и вторую позицию. Их фракция в Верховной Раде – третья по численности.

Кстати, многие отечественные политологи и политические обозреватели считали, что после выборов события в украинской Верховной Раде будут развиваться по российскому сценарию: в парламенте появится провластно-коммунистическое большинство, которое поделит между собой руководящие посты. Прогнозы пока не оправдались. «Золотая акция» коммунистов не превратилась ни в вице-спикерское кресло, как предлагали им партнеры по парламентским переговорам, ни в спикерское, как того хотели сами верные ленинцы. Хотели все, получили утешительный приз - руководство шестью парламентскими комитетами. Впрочем, хоронить коммунистов пока рано. По некоторым оценкам, четыре из шести портфелей дают Петру Симоненко со товарищи возможности и для расширения лоббистской деятельности, и для роста политического влияния.

От того, как воспользуются этими возможностями, зависит и то, насколько долго Петр Николаевич сможет сохранять за собой титул коммуниста номер один. Поговаривают, что смена лидера должна была состояться в конце мая на объединительном съезде двух компартий. И хотя Симоненко сохранил за собой пост, многие убеждены, что это – только отсрочка. Отставка вскоре последует.

Елена Львова, специально для «Объектив-обзора»


Аласания: Здравствуйте, Петр Николаевич.

Симоненко: Здравствуйте, Зураб.
Аласания: Вы могли бы оценить сюжет: были ли в нем какие либо неточности, или неправда?
Симоненко: В данном случае, учитывая то, что использованны СМИ республиканского уровня, или киевские, понятно, что я бы не стал утверждать о неточности с позиции ваших коллег-журналистов, журналистов вашей телекомпании. Речь идет о том, что есть несколько мифов, которые преднамеренно распостраняются в политической среде, или в обществе у нас, или пытаются навязать, о том, что Компартия удобна власти или выгодна Кучме.

Я хочу проинформировать телезрителей вашей компании, вашу аудиторию о том, что я только дважды встречался с Президентом по моей инициативе.

Первая проблема, которая возникла – это ситуация в Крыму, которая фактически могла привести к кровопролитию, и вторая – это проблемы парламента и моя позиция, моих товарищей по фракции, позиция партии, по руководству парламента и дальнейшая политическая ситуация у нас в государстве. Все остальные инициативы исходили от Президента.

И Вы знаете, сколько б не поднимали на этот вопрос, я все время отвечая на это говорю: почему тогда до сих пор не опубликовали, если бы были записи моих разговоров с Президентом? Если бы их опубликовали, эти записи мои с Президентом, стало бы очевидно с какими вопросами Симоненко приходит к Президенту, почему он приходит, почему и как он ставит вопросы; и утверждаю, я действительно общегосударственного плана ставлю вопросы перед Президентом. В данном случае я использую эти встречи для того, чтобы оказать влияние на исполнительную власть принятия решений, по тем или иным судьбоносным проблемам, чтобы не только те, кто приходят, представляя криминальнй капитал, различнные региональные группировки, финасовые группировки, которые представляют и лобируют свои интерессы; я прихожу и представляю интересы нашего народа. И политическое видение с нашей стороны.

В отношении других каких-то, так скажем, вот як то кажуть на Украини, «закидив до компартии», по нашему съезду, съезд решал совершенно другой вопрос, который состоялся 26 марта, объединенный. Исходили мы из решения Конституционного суда и поэтому Компартия, которая была запрещена в 91 году, во-первых, реабилитированы все коммунисты; и увжаемые телезрители, и те, кто действительно ожидал этого события, я Вас искренне прздравляю, и никто из нас, из коммунистов не несет вот эту ответственность за события 91 года. И Компартия 91 года влилась на этом съезде в структуру Компартии, зарегистрованной в 93 году. Поэтому вопрос не стоял организационный, вопрос не стоял о руководстве партиии, вопрос стоял о том , что мы решили, исходя из решения Конституционного суда юридические вопросы для партии.

Аласания: Благодарю, хороший комментарий, длительный и очень подробный . А какие у Вас личные отношения с Кучмой - я почему спрашиваю, на этом же съезде Вы исключили его из рядов партии. Его, Плюща и еще …

Симоненко: На черезвычайном съезде компартии 91 года образца, как мы говорим, сегодня там было принято решение исключения. Наша оценка и Плющу и Кравчуку, а впоследствии и Кучме, была дана на предыдущих съездах Компартии Украины, зарегистрированной в 93 году. Это было и на первом съезде и на втором съезде. А сейчас это решение было принято на черезвычайном съезде, когда принималось решение о проведении объединенного съезда.

Аласания: Он на Вас не обиделся?

Симоненко: Ну, это уже его право – обижаться, не обижаться, мы исходили из того, что каждый должен нести и политическую, в данном случае, ответственность, за все то, что делается в стране, возглавляя государство, поводя политику, ну а какая это политика, я думаю, что каждый уже сегодня телезритель может дать оценку, и я убежден, что если уж собрались в кругу родных, близких или на кухне, то там дается гораздо еще и по народному, прямо и откровенно, оценки кто чего сегодня заслуживает.

Аласания: Если можно теперь с Вас начнем, я процитирую кое-что из проекта «Украина партийная»:

ЦИТАТА: Симоненко любит: крепкие сигареты, кофе, простую крестьянскую пищу, группу «Битлз», семью, приглушенные тона в одежде, цитаты Ленина, рубленые фразы, металл в голосе, публичные выступления перед жителями глубинки, ироничные улыбки. Кроме того, Петр Николаевич — приверженец семейных (дружеских) застолий с обязательным песнопением и воспоминаниями о бурной комсомольской молодости. А еще, по его собственному признанию, вождь пролетариата и трудового крестьянства Украины любит жизнь во всех ее проявлениях.

Сергей Рахманин, Юлия Мостовая, проект «Украина партийная»

Аласания: Это все соответствует действительности?

Симоненко: Здесь одна только фактологическая ошибка, по всей видимости журналисты, когда я говорил, я говорил о группе «Спейс»…

Аласания: А не о «Битлз».

Симоненко: Да, не о «Битлз» - группе. Я в 82 году, действительно с удовольствием, они приехали в Киев, а я только начал работать секретарем центрального комитета комсомола, и эта группа приехала в Киев, выступала во Дворце спорта, Ледовом Дворце. Я с удовольствием пошел, прекрасный был концерт, мне понравилась и мелодичность, и инструменталка, оформление художественное, вот именно корректность в исполнении, она отличает от той же группы «Битлз», поэтому… я и сегодня люблю с удовольствием инструментальную музыку слушать.

Аласания: Петр Николаевич, а что происходит в Верховной Раде в последние дни, извините, что мы так скачем, от одного к другому Запутанная ситуация и в основном винят Вас.

Симоненко: Вопрос я бы так не ставил, Зураб, речь идет о том, что там нет никакой запутанной ситуации. Это последствия или продолжения, вернее, выборного процесса и результатов голосования 31 марта. Есть одна особенность, о которой умалчивают журналистика и средства электронной информации. Дело в том, что порядка 300 народных депктатов – это миллионеры.

Мы с Вами тогда не будем давать оценки, каким путем они получили мандат народного депутата, я думаю, харьковские избиратели и области и города, могут прекрасно сегодня анализируя, судить о том, какого качества пришли избиратели.

Вот именно они и продолжают сегодня борьбу, уже, так скажем, на новом уровне, являяь народными депутатами, за свои собственные интересы, только в начале публичной политики, когда была выборная кампания, они прикрывались интересами якобы народа, а сегодня явно выражены интересы определенных групп, либо интересы конкретного капитала.

Аласания: Петр Николаевич, это общие обличительные слова, а если говорить конкретно о Ваших партнерах по четверке, например, о чем Вы там не можете договориться? С Ющенко, например?

Симоненко: Проблема заключается в том - я хотел бы, чтобы меня телезрители правильно поняли – я лишний раз убедился, что Ющенко не в состоянии управлять в данном случае такой фракцией, представляющей интересы нескольких политических структур и он не готов еще к такого уровня работе – я не хочу этим оскорбить его, тем более унизить, я просто был свидетелем, и если бы мои предложения, как руководителя фракции, в перговорах формата 6 руководителей, или 4-х, не вводили в конструктив, я думаю, что этот процесс бы продолжался до сегодняшнего дня.

Почему мы пошли на этот тактический диалог, в данном случае и с фракцией Тимошенко и с фракцией Ющенко, мы учитывали, что избиратели, проголосовав за них, голосовали еще и потому, что они выражали некоторую оппозиционность правительству, Президенту, эта оппозиционность, оппозиционность, давала нам право вести диалог с ними, потому что некоторые вещи по ответственности власти перед нашими избирателями не совпадали. Поэтому мы и вели диалог с представителями этой четверки. И это давало нам возможность, естесствено, усановить политический баланс в связи с тем, что во фракцию «Единной Украины» в принудительном ведь порядке согнали 180 депутатов, они повторяют ошибку 98-го года, когда во фракции Народно-демократической партии было тоже 84 депутата, после этого они развалились. Сейчас «Еда» уже разваливается, мы в ближайшие дни с Вами будем свидетелями и этого процесса.

Аласания: Ну, своего к тому времени они добьются – собственно, уже добились. Спикер – это важно? Как по Вашему, спикер «Еды», это важно?

Симоненко: Я думаю что, вот неделя после избрания Литвина председателем Верховной Рады показала, что роль спикера, роль спикера, это уровень высокого политика. Потому что в данном случае мы называем пока спикером, а он-то председатель ВР, он организует работу законодательного органа, он контролирует в определенной мере, а спикер по западным меркам, это просто функционер, который сидит и в какой-то мере помогает, помогает реализовать возможности депутатов любого парламента.

Прошлая неделя показала, что у председателя ВР, если у негог нет хотя бы 30-40% поддержки зала, и четкой ориентации той или иной фракции на поддержку, он просто превращается, ну, в какую-то личность, личность для может быть шуток, сарказма, иронии, я не говорб избиения, этого никто не ставит, я имею в виду в политическом смысле – никто не ставит такую задачу, но он себя очень неуютно чувствовал ту неделю, пока по нашему, по моему предложению, не согласились сесть в формате 6 уже руководителей фракций, за переговоры, или для переговоров, исключили его функции, как председателя ВР в рамках «погоджувальной рады».

Аласания: Можно ли сказать, что Верховная Рада с назначением – выбором, ладно - Литвина спикером, оказалась в руках у Президента?

Симоненко: Я бы так не утверждал, потому что политические силы, пришедшие в ВР, они ведь остались на своих позициях. Мы четко заявляем, что мы оппозиция Президенту, его курсу, той программе, которая реализуется. Мы имеем четкую свою программу, с точки зрения государственного строительства, экономической модели развития общества; есть политические силы, которые могут союзниками у нас быть – социалисты; те которые могут тактически, ну, в ходе рассмотрения того или иного закона, быть попутчиками нашими, мы и стремимся к тому, чтобы вот консолидировать усилия этих политических сил.

Если говорить, допустим, о президентских силах, то они у него неустойчивые, центр политический всегда был политическим болотом, он болтается с одной стороны в другую и его интересы только тогда явно выражены, когда они совпадают с личными интересами представителей этих политических сил.

Аласания: Петр Николаевич, думаю, что Вы, разумеется, будете претендовать на высший пост в государстве – так, как Вы это уже делали. Не думаю, что…

Симоненко: Вы имеете в виду, в перспективе?

Аласания: Да, безусловно, но не думаю, что этот вопрос задавать рано, не так ли? По моему, уже пора. Вы будете выставлять свою кандидатуру?

Симоненко: Лично я убежден, и мы всегда поступаем следующим образом: то, что партия будет принимать участие в выборах, в данном случае речь идет о Президентских – это несомненно. В отношении кандидатуры, которую определит партия – мы будем принимать это решение коллегиально. Обычно принимается у нас на съезде столь ответственное решение. Если мне доверят, я считаю, что лично я готов учавствовать в этой выборной кампании, мы в целом, партия, готовы к тому, чтобы взять политическую ответственность.

С точки зрения кадрового тпотенциала мы сегодня практически единственная политическая партия, которая как государственная партия, как политики государственники, будет из общенациональных интересов исходить, принимая то или иное политическое решение. Вот почему, когда в Парламенте шла эта дисскусия, как журнвлисты окрестили, «спикериада», значит, я и предложил формулу, что именно мы, коммунисты, можем сбалансировать сегодня свою кандидатуру на спикера, сбалансировать интересы двух противоположных, в данном случае, политических сил, представителей «Единой Украины» и «Нашей Украины», и это был бы действительно, формат, который дал бы нормально работать Верховной Раде.

Аласания: Вы считаете, что это в самом деле противоположные политические силы – «Наша Украина» и «Единная Украина»?

Симоненко: В данном случае, в контексте того, что ведут они борьбу за высший эшелон уже власти, как управленцы, но в политическом плане, ели мы берем за основу идеологию той или иной партии, то они проповедуют либерализм, или неолиберализм, по сути дела, простите, всю страну в базар превратили, ведь это не является идеологией, хотя она, в принципе навязывается ими обществу как идеология.

С точки зрения экономических реформ они сторонники того, чтобы действительно, рыночная экономика преобладала и в данном случае это приводит только к анархии. Но здесь у них совпадает.

А вот представителей во власти они видят каждый своих. И одна группа отстаивает, естественно, интересы и поддерживает Президента, группа, которая сегодня представляет интересы Ющенко, она хотела бы, естественно, другого – видеть Ющенко Президентом страны. вот в этой части Вы правы, я согласен с Вами, Зураб, может быть, я не совсем точно выразился, что они противоположны. Они противоположны в механизмах борьбы за те же самые идеи, только через своих представителей.

Аласания: По поводу идеологии, Петр Николаевич. Как Вы полагаете, есть ли еще серьезная идеология в какой либо партии – ну, не говорим о присутствующих, коммунистическую идеологию исключаем, поскольку, как-бы да, вот, Компартия основана на идеологии. Остальные какие-нибудь партии есть идеологического плана?

Симоненко: Ну, если говорить о теоретических аспектах и понятийном аппарате, который мы вкладываем, говоря о идеологии, я бы сказал, что тогда есть идеология у социалистов и есть у РУХов. Все остальное, все остальное, ну и я, некоторые ответвления РУХов учел бы, потому что в принципе у них идеология общая, у «Конгресса украинских националистов», чисто, так скажем, и явно выраженных крайних националистов, правых политических партий; у остальных партий практически идеологической базы нет. Ну а мы с Вами являемся свидетелями, Зураб, как только в Верховную Раду приходят и заявляют, что они есть представителями той или иной партии, мы наблюдаем, как миграция начинается, это является уже тем характерным признаком, что там идеологии никакой нет.

Аласания: Я знаю, что Вы все время мотаетесь по стране. Как Вы, когда ездите, Вы чувствуете коммунистическую идеологию, насколько она еще сильна и крепка, по Вашему?

Симоненко: Мне представляется, что она даже крепче, чем некоторые журналисты пытаются говорить, потому что говорили – а некоторые политики даже собирались даже собирались голову на рельсы положить.

Зураб, я не хочу, чтобы складовалось впечатление, что ортодоксален в своих каких-то убеждениях, догматически подхожу и вобщем-то где-то может, кому-то покажется неискренним.

Мне представляется, что сама-то идея, это сто пятьдесят лет после манифеста Маркса, но речь то идет о том, что идея, которая была воплощена уже в идеологию, а это действительно классовая борьба в условиях развития империализма и Маркс четко определил, чьи интересы и какая идеология защищает. А по насыщению, по содержанию, ведт это две тысячи лет нашей истории. Идеи справедливости, равенства, братских отношений, возможностях, допустим, человека, возлюби ближнего, не убей, не укради – ведь это то, что мы проповедуем сегодня, ведь это высшие гуманные ценности для человека, это его облик, мораль, нравственность, поэтому я убежден, что эта идеология, какие бы не пытались модели и трансформацию навязать, она будет вечной. Поэтому и мы, кто придерживаемся этой идеологии, я убежден, что будем постоянно, так скажем, совершенствоваться, учитывая изменения в обществе, да мы и сегодня учли, ведь коммунистическая партия за эти годы, если мы в программу записали, что учитываем многоукладность экономики, это ведь уже серьезный вопрос – об этом умалчивают постоянно и пытаются привлечь внимание, что мы якобы ортодоксальны в идеологии самой.

Поэтому я убежден, что это вечная идея.

Аласания: Благодарю Вас. Вернемся к Вам же, Петр Николаевич. Но теперь к тому, что Вы не любите.

ЦИТАТА: Симоненко не любит: продолжительные официальные застолья и тягучие партийные мероприятия, чинопочитание, интриги, предательство, Леонида Кравчука, первый канал украинского телевидения, империализм, ответственность за принятие непопулярных решений, разговоры о политике в неформальной обстановке. Петр Николаевич сильно не любит, когда его сравнивают с Александром Морозом (Леонидом Грачом, Станиславом Гуренко, Владимиром Щербицким).

Сергей Рахманин, Юлия Мостовая, проект «Украина партийная»

Соответствует действительности?

Симоненко: В отношении персоналий, которых Вы назвали. В данном случае, Леонида Ивановича, моего коллегу, назвали. Он - член президиума центрального комитета партии, мы входим в высшее политическое руководство партии, у нас этого нет. Это привнесено журналистами, я думаю, это очередной миф, а вернее, политическая технология, для того, чтобы посеять сомнение в руководстве партии, что якобы есть какие-то распри, раздоры, снова борьба там, якобы за портфели. Я эту школу уже давно прошел. Я в 37 лет был вторым уже секретарем обкома партии Донецкого, рядышком. Я думаю, многие харьковчане знают, что такое Донецкая область. Для меня уже эти огонь, вода и медные трубы, давно я уже их прошел. Поэтому вопрос не о власти, это вопрос моей совести, моей, так скажем, принциапиальной позиции. И сколько я буду полезен для партии, я столько буду работать, как руководитель партии, а сколько я смогу уже дальше, являсь не руководителем партии, я, естественно, буду, как рядовой член партии, так и выполнять обязанности, и, в общем-то, роль коммуниста в обществе. Поэтому все эти разговоры - это досужие разговоры.

Да, действительно, я не люблю неискренность, я не люблю предательства, я не люблю длинных застолий - это действительно правда, я этого не отрицаю. В отношении формальных мероприятий: да, действительно, не люблю, потому, что когда пришел вторым секретарем обкома партии в Донецке, и в Мариуполе я работал, из Киева ведь уехал секретарем Мариупольского горкома партии - я тоже не любил этих мероприятий длинных. Они должны быть живыми, они должны быть интересны людям, они не должны быть заформализованы как обязаловка, то есть пришел человек, а ради чего? Ему это не интересно он и уйдет пустым оттуда, он должен быть соучастником этого. Вы знаете, в Мариуполе у меня был один интересный факт: я приехал из Киева, в русскоязычный город - Мариуполь, Донецкая область, я впервые как секретарь горкома партии читал доклад и выступал по случаю годовщины Шевченко на украинском языке.

Аласания: И как?

Симоненко: Нормально восприняли, с аплодисментами закончилось это все. Я почему говорю: если это вызывает интерес у человека, значит он тогда будет понимать, о чем идет разговор, ну что-то полезное вынесет, а все формальное - оно может быть где-то и подвело нас, коммунистов. Потому, что в определенной мере определенная часть руководства партии как раз и формализовала самое главное - общение с человеком, вот этот духовный мир, когда он учитывает его, когда он помогает человеку в чем-то - тогда это в радость, это для какой-то пользы. А когда это формально - тогда это и отворачивает от партии, и от нас. И мы уже давно из-за этого извлекли уроки.

Аласания: Петр Николаевич, Вы «партаппаратчик» - в хорошем смысле - с огромным стажем. По идее, Президент страны - Леонид Кучма - начинал так же, и он тоже имеет «партаппаратный» опыт. Вы не близки друг другу? Или, может быть, когда-нибудь были близки по духу?

Симоненко: Вы знаете, есть одна особенность. Вот когда мы встречаемся с Президентом страны, я рад этому, я никогда не комплексую. Я говорю ему прямо в глаза, все то, что я думаю и с чем я пришел.

Аласания: А как он на Вас смотрит, как на врага или на соперника?

Симоненко: Я не ощущал такого. Да, бывают резкие разговоры и были резкие разговоры. Но я отстаивал свою позицию, поэтому я не позволял, чтобы это переходило какие-то грани, но говорил принципиально. И я бы не хотел здесь, чтобы мы говорили о партаппаратчике, потому что и сегодня есть партаппаратчики, и сегодня есть партийные бюрократы, и вся структура власти - это же ведь бюрократия. Поэтому, если этот человек, который честно исполняет свои обязанности, тогда он хороший бюрократ, в том понимании, как мы говорим об этом.

А если он использует, как сегодня используется, для того, чтобы обогащаться или там, скажем, решать только свои вопросы, или отстаивать интересы узкого круга людей, конечно, это зло для общества. Поэтому, возвращаясь к нему, к Президенту страны, я не могу утверждать, что я почувствовал, что он сохранил что-то из того подхода, который был у нас, у коммунистов, когда мы формировали кадровую политику и проводили кадровую политику. Это сегодня уже новые подходы, совершенно другие. Я проповедую вот в отношении кадров партийных те же подходы, которые были и у нас. Каждый, кто отвечает в партии за тот или иной участок работы, он должен быть собран, он должен всегда быть подготовлен, он должен уметь помогать людям, решать те или иные вопросы, отвечать на те или иные вопросы, разобраться помочь в чем-то. Этот человек, должен быть человеком, который знает, чем живет общество.

Аласания: Благодарю Вас. Я позволю себе еще одну цитату. Она оторвана от контекста, тем не менее будет понятно.

ЦИТАТА: Можно посоветовать тем же коммунистам взять ссуду. Кстати, сын Петра Симоненкоимеет опыт работы в банке — вероятно, подскажет, как это делается.

Степан Харлан, «Наша газета+»

Аласания: Ваш сын банкир?

Симоненко: Нет. Это также очередная, ну, порция негативного плана информации, и она вбрасывается в период выборной кампании. Обычно, я когда, иногда вот человек такой появляется на встречах и пишет мне эту откровенную записку: "Вот, как вы можете? Вы декларируете одно с трибуны, я Вас понимаю, я поддерживаю, а Ваш сын якобы банкир. Вы богатая семья" - и так далее. Я всегда однозначно отвечаю: "Уважаемый - кто написал записку - я сейчас закончу встречу, Вы подойдите ко мне, я Вам напишу расписку, доверенность о том, что все мое богатство - банки и прочее, прочее - является с этого момента Вашей собственностью и мы вместе пойдем сейчас к нотариусу." После этого очередь не выстраивается.

В отношении сына. Я горжусь своими сыновьями. И старший, и младший меня понимают, поддерживают мою позицию, разделяют мои взгляды. Старший у меня - юрист, экономист по образованию, а младший - медик, он сегодня уже хирургом работает.

Вы знаете, я вот именно удовлетворен тем, что особенно младший, когда передает человеческую боль, уже как хирург, и передает рассказывая о том, в каком состояннии находится система здравоохранения, так же как старший, когда говорит о том, какие процессы происходят вообще или в судебной власти, или в поле правовых отношений между людьми и человек - общество, поэтому…

Мой страший сын работал юристом в банке. Было время, когда он работал. Сегодня он работает юристом в одной из структур. Никокого отношения он к владению банком, или акциями - никакого не имеет.

Аласания: Тогда еще Ваши счета уточним. Точно и прямо - вот камера, вот Вы, вот зритель: есть ли у Вас счета в зарубежных банках? Что само по себе - не криминал, разумеется.

Симоненко: У меня в украинских банках нет счетов, тем более в зарубежных. Поэтому, тех, кто об этом утверждает или пытается навязать - для них никакого труда не составляет просто обратиться в любой из банков и они сразу же дадут ответ. Поэтому я еще раз утверждаю – Зураб, уважаемый, ни в банках Украины, ни в зарубежных банках у меня нет счетов.

Аласания: Очень четкий ответ. С Вашего позволения, еще одна цитата.

ЦИТАТА: Петр Николаевич — лидер не харизматический, его имя у народа ассоциируется исключительно с партией и идеологией, которую он представляет. Поэтому его удел — всю жизнь маневрировать между двумя группами в его движении: коммунистов-реалистов (типа Гуренко) и коммунистов-ортодоксов (революционеров). В этом его трагедия, но другого выхода у него нет.

Роман Бессмертный в интервью для газеты «Факты»

Симоненко: Ну, это Романа Бессмертного мнение, он имеет на это право. Я уважаю его точку зрения. Но это не объективная оценка и к деятельности партии не имеет никакого отношения. Надо знать Станислава Ивановича; я очень благодарен Гуренко, он действительно сегодня помогает как старший товарищ, помогает и нам в становлении, в новых услових, потому что каждый день это новые условия, и какие-то обстоятельства требуют того или иного политического решения. Поэтому Станислав Иванович очень много помогает. Если говорить об ортоксальном крыле - у нас нет этого в партии, и сегодня мы стараемся каждый вопрос максимально демократично обсуждать, как в партии, так и в высших уже эшелонах управления партии - либо это президиум ЦК, либо это пленум, либо это съезд.

Поэтому - любые точки зрения имеют на право жизнь, но когда мы принимаем решения, мы его выполняем. Наши решения как раз утверждают обратное, что партия современная, партия живет, учитывая те реалии, которые уже произошли в обществе, поэтому говорить о какой-то ортодоксальности - это просто бессмысленно. Говорят об этом те, кто пытается скрыть от общества использование власти для личного обогащения, для воровства, а мы сегодня можем доказать с Вами на массе примеров. Поэтому я бы так не утверждал и надеюсь, что меня правильно поймут Ваши телезрители.

Аласания: Благодарю Вас. Петр Николаевич, вы знаете, что здесь произошло 9 мая, Вам уже задавали этот вопрос сегодня.

Симоненко: Зураб, если искренне, так как на душе лежит: когда я увидел эти кадры – ну, а до того, когда я увидел эти кадры, я уже знал по телефону, что здесь произошло ЧП - действительно черезвычайное присшествие, а потом вечером увидел эти кадра по телевидению в Киеве. Я был просто потрясен, если бы это в Западных регионах Украины происходило, я бы понимал еще, это произошло на Слобожанщине, это произошло в Харькове, это произошло там, где трагические и героические развивались события периода Великой Отественной Войны. Это память, это святыня. И когда руководитель позволяет себя отделить от тех, кто кровь проливал, и пытается еще сказать, что он, видите ли, выполнял в рамках этой церимонии, в рамках государственного какого-то значения функцию, я просто не понимаю. Если этот руководитель топчется по памяти, он всегда будет, и топчется, значит, по живым людям.

Я осуждаю Кушнарева и я искренне, я сегодня журналистам сказал: если бы у меня была возможность и допустим, представим, что я был бы Президентом, я бы 9 Мая подписал указ о его освобождении от занимаемой должности, и ни минуты бы не сомневался и не стал бы разбираться.

Если даже допустил до того, что даже ветераны были отделены теми же курсантами военных училищ, и теми же правоохранительными органами. И когда один из представителей милиции заявляет, что вот, видите ли, они пришли со знаменами несуществующего государства, то этот чин милицейский забыл, что есть и указ президента, который должен выполнять, в котором... или этот указ гласит о том, что в период празднования дня Великой Победы пользуются символикой и того периода. Если люди пришли - да наоборот, любой умный руководитель который уважает свою историю и народ, наоборот, подошел бы, обнял старика, поставил бы его с собой, заслуженного человека, участника этих событий, да вместе пошел бы, возложил эти цветы, поклонился...

У вас прекрасный, кстати говоря, памятник, я был потрясен, Зураб, это было как раз 80... не помню, 83 - 84 год, я приехал в Харьков и так же пришел к этому памятнику. У Вас там символ - красные капельки крови - лампочки мигают, и вечером мне показали, я был просто потрясен.

И если человек, руководитель идет возлагать и у него в голове, действительно, в сердце… он несет самое святое, чтобы действительно отдать дань глубочайшего уважения, то он никакого морального права не имел так поступить в отношении ветеранов.

Я не хочу, чтобы господин Кушнарев тут думал, что я ради патетики этой так заявляю: значит, у господина Кушнарева в душе нет ничего просто.

Аласания: Прошу прощения, давайте уточним, что было в тот день на памятнике. Там было около 3-х тысяч ветеранов, из них около ста человек пошли в эту бойню. Было ли что-то организовано с Вашей стороны, давайте так скажем?

Симоненко: Я могу утверждать, что да, действительно, организовано ведь пришли к этому памятнику. Но это святыня для тех, кто создал эту святыню. И они имеют первоочередное право прийти и в любой момент поклониться. И там мог стоять только почетный караул, возле самого памятника, но не стоять караул, который ограждает тех, кто воевал, кто кровь проливал. Они должны быть участниками этого.

А если руководитель боится, что кто-то его за руку потрогает, может быть, как старший товарищ, вот скажем, как ребенка нашалившего, возмет и спросит: почему я так живу плохо, чего ты только 9 Мая помнишь обо мне, почему я не могу сегодня раны свои старые залечить, не могу в санаторий съездить, пенсию такую нищенскую получаю, цены для меня неподъемные, не доступные тарифы, так скажем, вот уже последние донашивает, нечем заплатить за коммунальные услуги. Я думаю, что каждый имеет право, независимо от того, что это - праздник, или не праздник, иначе бы так и не дотронешся сегодня до руководителя, охранами оградили себя, значит, решетки на входах в любое административное помещение, значит, коробки эти проверить - с металлом идет или нет человек, охраны и так далее и тому подобное... Это все свидетельствует о том, что власть отделена от народа, и власть боится своего народа.

Аласания: То есть, Вы хотите сказать, что ветераны намерено пришли туда, что бы вместе с Кушнаревым это сделать. Не просто поклонится в этот день, а сделать это именно с властью?

Симоненко: Ну, я не могу этого утверждать, но даже само их желание за ним, за Кушнаревым, сразу пройти, это же не говорит о том, что кто-то же не собирался же, скажем так, притеснять Кушнарева, или физические действия против него применять. Об этом же речь не идет. Если они хотели пройти, да наоборот надо было повернуться на его месте, попросить правоохранительние органы отойти, уступить дорогу ветеранам, да самому надо было первому сказать – проходите…

Аласания: Может быть, Вы и правы.

Время нашей программы подходит к концу. Я еще не спросил у Вас, что конкретно привело Вас сегодня в Харьков?

Симоненко: У нас сегодня состоялся пленум областного комитета партии, присутствовал партийный актив, мы подводили итоги выборной кампании.

Мне понравился критичный и самокритичный разговор. На пленуме моих товарищей по партии, те замечания и нам высказывали, справедливые упреки высказывали, и в адрес центрального комитета партии, и сегодня еще одно событие - я искренне этому рад - мы приняли решения, и сегодня мы вручаем областным партийным организациям знамена, где четко написано, что знамя харьковских коммунистов. Мы именно восстанавлеваем ту традицию, что все добрые дела, и не случайно цвет красный присутствует, практически, и в гербах, и в флагах всех государств, практически всех, единицы государств, где нет крастного цвета, потому что это цвет будущего. И это действительно все признают. Я убежден, что это событие, которое и меня взволновало, при вручении знамени, оно найдет отклик как раз в сердцах моих товарищей, с точки зрения улучшения практической работы. Эта работа направлена на то, чтобы граждане и жители Харькова и Харьковской области жили лучше.

Аласания: Благодарю Вас. Последний вопрос. Были ли Вы сегодня откровенны?

Симоненко: Перед Вами и перед телезрителями? Может быть, покажется кому-то странными, для меня всегда, в общем-то мучение, если я ошибся или я не досказал что-то. Я не говрю, что я преднамерено о чем-то не говорю. Но у политиков бывают же такие вопросы, потому что что-то не досказываешь, потому что это - политика. Я заявляю, что я искреннен сегодня был, и если, может быть, что не достаточно времени для того, чтобы я расширил представление по тому или иному вопросу - это уже формат передачи и в этом не мы с Вами виноваты.

Аласания: Спасибо. Всего доброго.

Симоненко: Спасибо огромное, Зураб!

type="application/x-shockwave-flash" pluginspage="http://www.macromedia.com/shockwave/download/index.cgi?P1_Prod_Version=ShockwaveFlash">

Rambler's Top100