23.02.2002
Виктор Ющенко
26.02.2002
Юлия Тимошенко
02.03.2002
Михаил Бродский
16.03.2002
Владимир Шумилкин
28.03.2002
Александр Мороз
06.04.2002
Александр Давтян
08.06.2002
Петр Симоненко
15.06.2002
Андрей Шкиль
28.10.2002
Евгений Кушнарев
Виктор Ющенко, 23.02.2002

Объектив-обзор в прямом эфире телеканалов "Симон" и "Эстет". В студии – Зураб Аласания, добрый вечер.

Сегодня в Объективе сразу три именинника – Советская армия, Военно-морской флот и Виктор Андреевич Ющенко. О каждом с поздравлениями – в свою очередь и чуть позже. Пока же к вашему вниманию - обзор событий, имевших на минувшей неделе в Харькове и вокруг него.

 Понедельник 

«Давайте чуть-чуть подождем», заявил в понедельник Президент Украины. Это он слегка осадил «ЗаЕду», которая неделей раньше устами Владимира Литвина объявила о готовности президента возглавить партию. Партию, которая может быть, образуется в результате объединения блока «За Единную Украину».

"До выборов 1998 года все говорили о намерении объединяться, а на деле что получилось?" – цитирует Интерфакс Леонида Кучму.

«Мы такие, какие мы есть», добавил президент. Да-да, мы все еще -«маемо, те що маемо».

 Вторник 
Во вторник в Харькове началась четырехсторонняя встреча секретарей советов Безопасности Украины, России, Белоруссии и Польши. Региональная безопасность – таков официальный предмет переговоров.

Владимир Рушайло: "Вопросы, которые мы будем обсуждать касаются стратегической региональной безопасности, реагирования на новые угрозы и помимо проблемы 2-х сторонних отношений".

В стратегическую региональную безопасность вошли проблемы борьбы с международным терроризмом и трансграничной преступностью, безопасность транспортных и энергетических коридоров, миграция грязных денег, торговля людьми и человеческими органами.

Евгений Марчук, секретарь СНБОУ: "Четыре наших страны по своему потенциалу могут полностью заблокировать, если не все, то подавляющее большинство этих негативных явлений".

И еще одна проблема, которая, полагаю, поднята была Евгением Марчуком - глобализация мирового информационного пространства. Что имеется в виду, можно понять на примере нового интернет-сайта «Очко», авторы которого называют себя «ассенизаторами украинской политики». Цитата из презентационного письма сайта: «Очко» - самый полный и самый правдивый справочник, содержащий информацию по всем ведущим политикам Украины". И далее: "Место этих людей - не в роскошных кабинетах, которые они привыкли занимать, а в нашем "Очке" или у лагерной параши".

Сайтов, подобных названному, насчитывается уже сотни, и активизируются они ближе к выборам. Секретари национальных безопасностей видят в этом угрозу национальным безопасностям.

 Среда 

О выводах и итогах, к которым пришли высокие договаривающиеся стороны, было сообщено в среду – сообщено, правда, скупо, секретари нацбезопасности шифруются.

Евгений Марчук, секретарь СНБОУ: "Есть вещи, о которых мы не можем говорить наперед, чтобы резонанс определенный не вызывался..."

Зато Евгений Марчук вполне определенно высказался в отношении оружейного скандала, который связывают с его именем:

Евгений Марчук, секретарь СНБОУ: "Ведется уголовное дело не только по факту этого бреда. Кто, с кем, почему, когда организовал эту операцию не только по дискриминации лично меня накануне парламентских выборов, а по дискриминации Украины. Будет немало сенсационных ответов на эти вопросы. Ну, а в принципе это нахальная, демонстративная, сделанная мастерами провокация".

 Четверг 

В четверг город взяла приступом большая команда блока "Наша Украина" во главе с Виктором Ющенко. Прибыли они вечером предыдущего дня и успели за вечер сделать немало - но основная программа общения с харьковчанами началась в четверг. Харьков для команды "Нашей Украины" стал очередным пунктом длительного вояжа по стране и впечатлений у них скопилось немало. Но самые сильные, насколько я понял, связаны с применением к ним административного ресурса. Харьков тоже не стал исключением.

Владимир Филенко: "Программа пребывания нашего лидера далась нам дуже тяжко и 5 минут назад стало известно, что встерчи с науковцами не будет, потому,что готель Киевский принадлежит облдержадминистрации".

Ничего удивительного, за почетное первое место в ряду заклятых политических друзей "Нашей Украины" блок "За ЕдУ" соревнуется разве что с СДеками. И по мере возможности потихоньку препятствует даже здесь, в восточном регионе Украины, который "Пищеблок" числит своей епархией.

Виктор Ющенко: "Я думаю так вважае Блок за едину Украину, что он популярныйв Харькове, я думаю, что мы одержим победу".

Тем не менее, вниманием и скрытой демонстрацией лояльности со стороны харьковского чиновничества, по нашей информации, визитеры обделены не были. Нормальный чиновничий подход - на всякий случай подстелить соломки везде, где предполагается скользкое место.

Ну и без откровенных пакостей в тот день тоже не обошлось. Три "бигборда" на Салтовке с портретом Виктора Ющенко кто-то забросал резиновыми бомбами с отработанным машинным маслом.

 Пятница 

В пятницу десяти- и пяти-летний юбилей отмечал Украинский союз промышленников и предпринимателей. Десять лет исполнилось Союзу, а пять, соответственно, его харьковской областной организации. Наши искренние поздравления Леониду Рубаненко, который старательно делает все, что может, в защиту интересов промышленников и предпринимателей.

А по поводу упреков, что может он не так уж много, есть старый анекдот: если вам не нравится система, чего ж вы решили начать с парикмахерской.

Ну и помимо, поздравлений в адрес УСПП, напомню еще один маленький, но весьма примечательный факт: нынешние первые лица государства, а именно президент и премьер-министр в свое время эту организацию возглавляли.

 Суббота 

И еще один, сегодняшний юбилей. Восемьдесят четыре года исполнилось советской армии и военно морскому флоту. Строго говоря, декреты Совнаркома об образовании Рабоче-крестьянской красной армии и не менее рабоче-крестьянского красного флота были подписаны Владимиром Ульяновым в январе и начале февраля восемнадцатого.

Но именно двадцать третьего февраля, после воззвания "Социалистическое отечество в опасности!" в красную армию в массовом порядке стали вступать добровольцы. Так этот день стал днем красной, а с сорок шестого года - днем Советской армии и флота.

В независимые времена праздник отменять не стали, просто переименовали в политкорректный "день защитника отечества".

На государственном уровне он отмечается постольку-поскольку, а вот сами защитники, похоже, ни на какой другой день его не поменяют.


Теперь к имениннику и гостю Объектива Виктору Ющенко.

Как было сказано выше, на прошедшей неделе в Харькове побывала маршевая группа блока Наша Украина.

В среду, в день приезда, поздно вечером Виктор Ющенко пришел в эту студию на запись программы Объектив-Обзор. Эту беседу я и предлагаю вашему терпеливому вниманию, но прежде - сюжет моего коллеги Юрия Сидоренко.


Кто вы, Виктор Андреевич? и С кем вы, господин Ющенко? - вот два вопроса украинской интеллигенции, от ответа на которые во многом будут зависеть результаты мартовских выборов в Верховну Раду.

А ответов пока нет. Вопрос первый - кто вы, Виктор Андреевич? Сумчанин, выбившийся в люди. Да ещё в какие - в 1993-97 годах Виктор Ющенко возглавлял почивший недавно банк "Украина", в 97-2000 годах - он председатель Национального банка, а с янаря 2000 - премьер-министр. Времена его премьерства впервые в новейшей истории Украины отмечены реальным ростом валового национального продукта. В 2000 году правительство дополнительно выплатило населению 18 млрд. гривен.

Однако, с первого же дня его премьерства, над Ющенко висел Дамоклов меч отставки - обострённая интуиция гаранта Конституции подсказывала Кучме, что в премьере сильны президентские амбиции. Забегая вперед, отметим, что о президентстве Ющенко пока молчит, но титулы надежды нации и спасителя отечества - не отвергает.

Будучи премьером, Виктор Андреевич не сотрудничал ни с Верховной Радой, ни с крупными финансово-промышленными группировками, бизнесменам - не мешал, но и не помогал. Исключение составляют, может быть, только эсдеки, на чьи финансовые интересы в энергетической отрасли наступила Юлия Тимошенко, активно в то время эту отрасль реформировавшая.

Однако, Виктором Ющенко недовольны были все, включая Президента. Сомнительную роль могильщика его премьерства выполнил парламент - 26 апреля 2001 года, в годовщину Чернобыльской трагедии 263 народных депутата лишили Украину премьера-министра Виктора Андреевича Ющенко.

"Я йду з полiтики, але я повернуся"

То ли угрозе, то ли предостережению уже летом прошлого года суждено было сбыться - Виктор Андреевич объявил о создании блока "Наша Украина". С началом избирательной кампании, у блока начались проблемы. Однозначно заявленная, как не оппозиционная, "Наша Украина" испытает проблемы с властями на местах.

На прошлой неделе в Полтаве и Кировограде Ющенко не пустили в телевизор, в Николаеве - прямой эфир чуть было не сорвался из-за того, что на телестудии внезапно выключился свет. В электричке, следовавшей из Киева в Нежин Виктьору Андреевичу пообщаться с избирателями тоже не дали. Обо всех этих безобразиях Ющенко собрался жаловаться Леониду Даниловичу. Но об этом - позже, при поиске ответа на вопрос - с кем вы, господин Ющенко. Сейчас же о другом.

Газета "Зеркало недели" в последнем номере говорит о том, что по душе Ющенко, и что не по душе. Итак, Виктор Андреевич любит: пчел, людей, иконы, лесть, древнее казацкое оружие, волынскую вышивку, трипольскую культуру, непонятные термины, дома из натурального дерева, здоровую народную кухню, устриц, целоваться. И еще он любит писать маслом картины, разводить кур, индюков и овец, заниматься гончарным и кузнечным делом, петь украинские песни, париться в бане, сложно изъясняться. А не любит Ющенко, согласно "Зеркалу недели" следующее: снегурочку, рано вставать, поздно уходить с работы, Медведчука, уступать в споре равным, принимать окончательные решения, крайности, критику, модерн, украинофобов, русофилов, пьянство и советские праздники. Та же газета "Зеркало Недели" утверждает, что в Ющенко верит четверть украинцев. То есть человеку, не умеющему сказать жесткое "нет" или "да", готовы доверить судьбу страны четверть её взрослого населения.


Аласания: Это был мой коллега Юрий Сидоренко и он явно к Вам неравнодушен. Здравствуйте Виктор Андреевич.

Ющенко: Здравствуйте, добрый вечер.

Аласания: Если позволите, я хотел бы сразу спросить: есть ли у Вас комментарии к этому сюжету? Может быть, что-нибудь неправильно, Вы хотите что-нибудь поправить?

Ющенко: Может быть, относительно оружия: я никакого отношения не имею к оружию, я не люблю оружия и я никогда его не коллекционировал. И конечно, не буду.

Аласания: Если булаву к оружию не относить.

Ющенко: Да, то символическая была, то не боевая.

Аласания: Я продолжу цитировать. Если в этот раз газета «Зеркало недели», по Вашему, ошиблась, то возможны и в дальнейшем ошибки, ничего? Если что - поправляйте.

Ющенко: Да.

Аласания: Тогда сразу прибегаю к цитате:

ЦИТАТА 1: Вот спрашивает, допустим, у Виктора Ющенко жена: “Ты будешь обедать?” А он говорит: “Если давать ответ кратко на поставленный вопрос, то в физиологической плоскости здесь, безусловно, идет речь о том, что у меня, как у украинца, в плоскости социальных стандартов есть определенное видение логики последовательности процессов эффективного пищеварительного обеспечения, исходя из моей искренности, профессионализма, приоритетов и акцентов в хозяйственной политике, что может быть ответом….

Татьяна Коробова, о манере разговара Виктора Ющенко, газета "Грани"

Аласания: Я не спрашиваю у Вас, так ли Вы на самом деле изъясняетесь дома, но на публике - Вы замечали за собой такую манеру?

Ющенко: Может быть, может быть. Я, скорее всего, думаю, что это издержки той профессии, которая у меня была и остается основной: это финансы, банковское дело и, в общем-то, на пальцах тяжело многое объяснить, поэтому приходиться аргументировать достаточно серьезно и обращаться может быть излишне в отрасли и примеры, которые в жизни можно было бы и не использовать.

Аласания: А люди Вас понимают, когда Вы так говорите?

Ющенко: Я стараюсь говорить попроще. Потому что, я понимаю, это, кроме всего прочего, и признак того, что ты знаешь тему, и владеешь, и кратко говоришь.

Аласания: Ну, в любом случае, Вы публичный политик и Вам виднее, как изъясняться - если люди понимают. Тогда чуть пожестче и чуть пораньше.

Ющенко: Пожалуйста.

ЦИТАТА 2: “Люди! От Ющенко в правительстве вам польза была потому, что его хребтом там работала вице-премьер Юлия Тимошенко, а больше никогда у него хребта не было и никогда не будет! Очнитесь, люди!”

Татьяна Коробова, Газета Грани

Аласания: Сколько в этом правды, Виктор Андреевич?

Ющенко: Это дурници. Это дурници. Потому что… Знаете, если мы говорим о стране, которая стояла перед международным «дефолтом» с 4 миллардами неоплаченных долгов и мы вышли из этого, то здесь, конечно, игроки были другие. Если мы говорим о том, что мы посеяли самую крупную площадь осенних и яровых зерновых, изменили структуру финансирования, кредитования, бюджетной поддержки, то, скорее всего, там игроки были другие. Если мы говорим о приватизации - что мы продемонстрировали, как можно украинскую приватизацию делать прозрачно, и она может пополнять бюджет – очевидно, там игроки были другие. То, что относится к энергетическому рынку: безусловно, это так. Я очень высоко ценю то, что делала Юлия Владимировна, но Вы понимаете, что любой шаг, который делался, можно сказать так: на 2/3 это те доминанты, которые уходили с правительства на уровне решений, распоряжений и на уровне законов, включая тот же самый закон об энергетике. Если правительство его не отстояло, если оно не отстояло систему оптового рынка, который мы предложили, и систему расчетных счетов, то, поверьте нам, никакая фигура не переломала теневой энергетический рынок. Там силы, поверьте, очень серьезные были и остаются – они не шутят.

Аласания: Другими словами, была команда.

Ющенко: Да, команда. Она не одназначна, поверьте, она сложная. Нет ни одного примера - давайте вспомним Марчука, Вы что-то можете сказать о его команде? О Пустовойтенко можете что-нибудь сказать? О Массоле Вы можете сказать? Знаете, не надо идеализировать, что правительство - это как футбольная команда с 1 по 11 номер все в одном цвете в одних шароварах там и … Это далеко не так и … Это достаточно разумные, сильные люди, как правило, самодостаточные, знают, что делать, но могут играть разные роли. Все зависит от дирижера, от первой скрипки.

Аласания: И Вы им были?

Ющенко: И я им был.

Аласания: Виктор Андреевич, мне доводилось слышать мнение о том, что Вы помногу часов вынуждали людей ждать в приемной – ну, может быть даже не зная о них. Вы часто опаздывали на Кабмин, я слышал и такое. Так ли это?

Ющенко: Ну, режим работы Кабмина, который мы предложили… Если бы Вы знали режим работы Кабмина предыдущих лет – это приглашается 400 человек и рассматривается 2 вопроса - вот на этом базаре. А все остальные 40 вопросов премьер подписывает у себя в кабинете, без огласки, даже без членов правительства. Мы сделали наоборот, у нас, когда заседает правительство, оно заседает с 9 утра до 6 вечера. Все вопросы на мониторе. Все документы я подписывал только в зале заседания правительства. На заседание правительства мы приглашали только министров – ни народных депутатов, никаких представителей – никого, ничего. Конечно, месяца 4 это возмущало их - ну, как это так: 20 человек правительства заседает, тайная вечеря. Потом приучили – это работа правительственного органа, где ряд вопросов, может быть даже, носит непротокольный характер, которые надо обсудить. Потому что это живые люди, они должны занять позицию и не бояться, что она завтра по мониторах пойдет. Поэтому все то, что было… Были задержки и были опоздания. На заседании мы каждую среду рассматривали примерно по 70 – 80 вопросов. Это удивительная мощность правительства.

Аласания: Да я не спорю. Результаты-то есть. В любом случае. Продолжу цитировать, но уже Вас самого.

ЦИТАТА 3: Все следственные процессы при расследовании уголовного дела в отношении вице-премьера Юлии Тимошенко должны проводиться таким образом, чтобы «от этого не пострадала репутация, прежде всего, украинской власти».

Премьер-министр Украины Виктор Ющенко.

Аласания: В конечном итоге репутация украинской власти пострадала или нет?

Ющенко: Пострадала. Потому что очень большой политически компонент во всех этих делах. И то, что я говорил, я имел в виду об этом. Не в том плане, чтобы повлиять на законодательство, а в том, что бы повлиять на законодательство, вернее, правоохоронная система делала свою функцию, а не политическую.

Аласания: С Вашего позволения. Пострадала украинская власть - репутация ее - от Юлии Тимошенко или от расследования?

Ющенко: Нет. От того, что действующий вице-премьер по соображениям, которые до сегодняшнего дня не доказаны юридически, ушел в отставку. Ведь отставка формулировалась на общественном уровне… как все-таки это, который человек сомнительный… идет следствие… Вобщем, не надо чернить правительство. Так. Прошел год-полтора, следствие идет уже, наверное, 4 года. И ничего. Понимаете? Я не специалист в этих вопросах, я не хочу никого комментировать. Я просто хотел этим подчеркнуть, если мы хотим иметь демократические процессы, в том числе и в правительстве, конечно, мы должны думать, что это правительство украинское, и оно представляет ни некого Ющенко, там, или кого-то другого, это представление украинского народа, страны. Об этом надо помнить.

Аласания: Тогда цитата Вашего бывшего начальника:

ЦИТАТА 4: «Как говорят, задачка для четвертого класса. Скажите, пожалуйста, если бы у Президента не выдержали нервы и он подал в отставку? Исполняющим обязанности становился бы кто? Ющенко, премьер-министр. И при том ресурсе, так сказать, при той ситуации — досрочные выборы. Понятно, кто их выиграл бы…»

Леонид Кучма, Президент Украины, о кассетном скандале.

Аласания: Виктор Адреевич, имели ли Вы организационное отношение к кассетному скандалу, на каком-либо этапе?

Ющенко: Конечно, нет. Это чушь собачья!

Аласания: Ни к Мельниченко…

Ющенко: Ни к Мельниченко, ни... И после слов президента, я на второй день созвонился и имел разговор с президентом страны: «Леонид Данилович, что вы имели в виду?»

На второй день он делает поправку. Ну, конечно же, он не имел в виду Ющенко, в той роли, как Вы цитируете. Безусловно, конечно, комментируя слова президента, он имел ввиду, что по действущим законам приемником есть премьер-министр и если бы «Эсдеки» затевали кассетное дело, то они бы понимали, что все полномочия передаются другому лицу. И кто-бы выиграл, не они мол, выиграли и потому они не могут быть инициаторами. В этом я еще сомневаюсь, до сегодняшнего дня.

Аласания: Это он Вам так пояснил или это следует…

Ющенко: Да это он на второй день мне так пояснил. Публично.

Аласания: Я просто цитату несколько иначе понял. По-моему как раз то, что он имел в виду. Бог с ним, у Вас есть своя точка зрения. Тем более, что он Вам ее пояснил…

ЦИТАТА 5: «Меня очень разочаровывает работа государственного телевидения, где мы мало видим украинского, мало заботы о национальных интересах». «На гостелевидении мы видим то ли семейные, то ли клановые интриги вокруг политики власти или правительства».

Премьер-министр Украины Виктор Ющенко.

Аласания: Вмешательство в работу средства массовой информации, пусть даже государственной, имидж Вам на Западе не попортило?

Ющенко: Нет, это не вмешательство было. Я просто говорил о том, что недопустимо делать на центральном государственном телевидении чьи-то агитки. А следовало бы смотреть нормальные здоровые информационные программы. Об этом только и шла речь.

Аласания: Не спорю, Виктор Андреевич. А Вы помните, какие инструменты были Вами применены? Была проверена финансовая система РРТ. Не довольны Вы были... Вы помните ситуацию? Ну конечно, еще бы Вы ее не помнили… Вот так Вы ее использовали как премьер-министр.

Ющенко: Я могу Вам другие факты привести, что если за квартал работы, центральное государственное телевидение, канал этот, имеет 7 или 8 тысяч дохода, а на столе у председателя правительства десятки информаций о том, что там достаточно серьезные могут быть злоупотребления, включая рекламным продуктом, и когда идет этот рекламный продукт и идет агитка за агиткой. Конечно, это мой вопрос дать поручения и разобраться, что там творится.

Аласания: И все-таки, будем честными, если бы не было агиток и той ситуации, котороя касалась лично Вас, и лично Долганова, Вы бы стали проверять канал в финансовом отношении?

Ющенко: Та, уважаемый, давайте посмотрим еще раз. Вы смотрели УТ-1, когда там работал Долганов. Давайте говорить о том, что это не кооператив Долганова, это государственное телевидение, которое проводит политику государства, ему за это деньги платят, за то что он политику проводит. Но когда ему передают со стадиона «Динамо» записанную кассету и он ее ставит в «Вопрос дня»? Контракт подписан с частной компанией, показывается в новостях. Ну, Вы знаете всему есть предел. Даже работе Долганова.

Аласания: Виктор Андреевич, поверьте, я не поклонник Долганова. Я вообще не понимаю слова «гостелевидение». Вы разрешили ситуацию таким образом...

Ющенко: Я не комментирую, плохое оно или хорошее. Я просто констатирую - оно есть, и если оно государственное, то государство его финансирует, и определяет какую-то политику, ради чего оно его держит: ради объективности, ради полной информации, ради новостей, ради публицистики. Давайте это смотреть на государственном телевидении. Об этом шла речь.

Аласания: Немного отвлечемся от цитат. Я предлагаю небольшой блиц: короткий вопрос – короткий ответ.

1.В своем ежегодном восхождении на известную гору, Вам больше нравится: подъем, момент достижения вершины или спуск с нее?

Ющенко: Подъем, подъем тяжелее. Это испытание, это чувство, много проявляется качеств тех, которые даже в Харькове нельзя ощутить.

Аласания: «Даже в Харькове…» – это я отметил…

2.Что бы Вы предпочли, если надо было выбирать между: 100 метровым спринтом, километровым стайером или 40 километровым марафоном?

Ющенко: Я думаю, наверно на 40 километров пошел.

Аласания: Ого. Судя еще и по первому ответу - «восхождение» - Вас привлекает все самое тяжелое?

Ющенко: Самое тяжелое. Меня привлекает достаточно агрессивная среда. Испытание, напряжение, тогда качества работают.

Аласания: И Вы готовы все это выдерживать на длительном этапе?

Ющенко: Я это выдерживаю. Вы знаете, я 7 лет был председателем Центрального банка. Я видел таким Центральным банк, о котором мне будет стыдно говорить. Не потому, что до меня плохо работали, а потому что этот вопрос в Украине начинался с нуля. У нас никогда не было Центрального банка. И мы не видели, не заметили вернее, как в Украине возникла не просто здоровая институция, а классный институт, который, может быть, первый продемонстрировал Украине стабильность, на основе которой развились экономические и другие процессы.

Аласания:

3. Во время волейбольного матча с какой стороны сетки Вы поставили бы играть Виктора Медведчука?

Ющенко: На противоположной стороне.

Аласания: Александра Омельченко?

Ющенко: Думаю, на своей стороне.

Аласания: Владимира Литвина?

Ющенко: В разное время, мне кажется, он играл и за ту, и за ту команду.

Аласания: Евгения Кушнарева?

Ющенко: Вместе с Литвином.

Аласания: Владимира Филенко - я знаю, он член Вашей команды, тем не менее вопрос.

Ющенко: Безусловно, с моей стороны.

Аласания: 4. Местный вопрос. Отказ от выдвижения в мэры города Харькова от Вашего блока и поддержка Вашим блоком кандидатуры блока соперника - сыграли роль в том, что Вам предоставили здесь 4 эфира?

Ющенко: Нет. Никакой. Это слишком просто и другая плоскость даже отношений.

Аласания: 5. Последний вопрос блица - может быть несколько философский. Если он Вам не понравится, можете не отвечать. Как Вы понимаете миссианство: это скореее жертвенность или это скорее героизм?

Ющенко: Я думаю, что в наших условиях это скорее первое. Жертвенность.

Аласания: Благодарю. Тогда вновь цитаты. Это касается Вашей политической жизни, поэтому я предлагаю Вам посмотреть еще один сюжет.


Политическую карьеру Виктора Андреевича можна охарактеризовать как одно большое нежелание идти в политику - сначала Кучма уговаривал его стать премьером, потом оппозиция надеялась сделать Виктора Андреевича своим флагом, а после этого ему навязывают роль спасителя отчества. Это своё нежелание становится политиком Ющенко подчёркивает и сейчас предвыборным девизом - "Не словом, а делом".

Но иногда, а в политике - практически всегда, слово и дело тождественны. Например, бывший премьер всегда старается подчеркнуть свою антиоппозиционность. Тогда возникает вопрос - почему блок "Наша Украина" и Ющенко лично испытвают некоторые трудности в проведении избирательной кампании? С первых же дней кассетного скандала оппозиция считала, что душою Виктор Андреевич с нею, хотя ему довольно долго удавалось балансировать на нейтральной полосе, с одной стороны, демонстрируя Кучме свою лояльность, а с другой - не клеймя оппозицию.

Конец этому положило обращение к украинскому народу, так называемое "Письмо трёх", подписанное Президентом, спикером и тогда ещё премьером Ющенко. Напомним, в этом письме три политических деятеля не только клеймили оппозицию, но и проводили параллели между нею и фашизмом. Это произошло 13 февраля минувшего года. А уже 16, утверждают в партии реформы и порядок, Ющенко сожалел об этом своём поступке.

1 марта, когда Виктор Андреевич находился в Лондоне, на Крещатике был уничтожен палаточный городок. С берегов туманного Альбиона донеслась реакция премьер-министра Украины: Ющенко оценил эту акцию, как не отвечающую принципам демократии.

Любимец Запада и не мог отреагировать иначе... Но по возвращению на Украину Ющенко старался это свое заявление даже не вспоминать. В объятиях родины он предпочитали говорить о другом: о том, что Кучма Виктору Андреевичу как отец. На следующий день после отставки, уйдя в самостоятельное политическое плавание, Виктор Ющенко заявил о том, что будет создавать новую демократическую силу, которая не будет отрицать что-либо или кого-либо.

Однако, на межпартийном съезде "нашей Украины", состоявшемся в январе, лидер блока Виктор Ющенко заявил о том, что одной из главных задач партийного объединения является смена власти, вся вертикаль которой погрязла в коррупции. Надо ли понимать под словом власть и власть "самую-самую", ту, которая Виктору Андреевичу, по его же словам, как отец? И которой Виктор Андреевич намерен жаловаться на то, что его обижает власть на местах.


Аласания: Если Вы успели, вопрос тот же. Желаете прокомментировать, поправить?

Ющенко: Да, желательно. Потому, что здесь политическая окрошка. Можно начать с того, что начиналось с Крещатика. Я думаю, что я достаточно много давал заявлений о том, что я понимаю почему люди вышли на площадь. Потому, что они задают вопрос, на который власти не отвечают и они находят крайнюю форму для того, чтобы этот вопрос задать. Второе, что очень важное, мы все заинтересованы в том, чтобы получить правду. Это то, к чему стремилась улица, площадь, и иные силы, которые вели себя по другому, прежде всего я. Третье: единственным способом можно достигнуть правды, в это конфликте, в этой ситуации - это только правовая плоскость. Нельзя на площади сказать кто есть кто. Это не правда. То есть, площадь можно подогреть, за пол-дня на площади можно свернуть все, что площади или присутствующим кажется дьявольщиной или то, против чего протестуют их чувства. Но мы говорим о правде. Все-таки нам надо правду искать. Поэтому я говорю: правая плоскость, юридическое обеспечение и правовое разрешение этого конфликта - это единственное что нас может привести к правде. Но это занимает больше времени. Поэтому вопрос стоял таким образом: или мы принимаем эмоциональное решение - это будет неправда, или мы принимаем решение, которое требует жертву времени, но это будет правда. Четвертое: я был в то время премьер-министром, прекрасно понимал, действия премьер-министра могли бы при определенных обстоятельствах серьезно усложнить ситуацию. До какой меры серьезно, это уже другой вопрос, но я всегда поднимал вопрос - поджечь площадь можно за пол-дня, но для того что бы выйти из этой проблемы, мы бы потеряли годы. Посмотрите, сколько у нас горячих точек в радиусе полторы-две тысячи километров. Общество, как национальная громада, мучается и тяжело выходит из этого конфликта. В общем-то, достаточно внутренне, достаточно банально, начиная с Абхазии. Выстрелены все патроны. Правды нет. Как оценить тогда такой выход? Я могу понимать это как журналистский прием, читается, в общем-то, достаточно красиво - то что я сегодня увидел, но по жизни все намного-намного сложнее.

Аласания: Не спорю, Виктор Андреевич, только не хотите ли вы сказать, что это время еще не пришло? Время правды еще не пришло?

Ющенко: Ну, суд точку не поставил. Поэтому - время правды не пришло.

Аласания: Суд и только суд может определить правду?

Ющенко: Если мы говорим о юридической ответственности, то это суд. Если мы говорим о моральной ответственности, то это другое решение.

Аласания: Вот и мне кажется, что суд на этом точку не поставит никогда. Ну, по крайней мере, при нынешних обстоятельствах.

Ющенко: Может быть. Может быть.

Аласания: Тогда следующая цитата:

ЦИТАТА 6: Роман Петрович Бессмертный (представитель Президента в Верховной Раде) является, по сути, генеральным менеджером политического проекта имени Ющенко.

«Зеркало недели»

Аласания: Если договорить эту мысль до конца, то куратором политического проекта имени Ющенко выступает Банковая, то есть - президент. Это так?

Ющенко: Это глупость большая. Автором проекта политического являюсь только я. И других подрядчиков или субподрядчиков по этому проекту просто нет. А относительно Романа Петровича, я уверено могу сказать: человек занимается исключительно одним процессом - политической координацией.

Это, скорее, всего не вопрос тактики, это вопрос стратегии. Это то, что ему удается лучше, и профессиональней. С другой стороны мне кажется, мы в этом человеке правильно видим те политические возможности координатора, которые очень важны для будущего политического процесса. И по этому его место, его уровень, его функции очень важны в системе работы нашего центрального штаба. Я высоко ценю то, что он делает. Он действительно молодой и из ряда политических лиц Украины это очень перспективный политик.

Аласания: Тогда давайте чуть иначе: кто кем жертвует - Вы жертвуете Романом Петровичем для президента, чтобы он проводил часть времени там, или президент Вам Романа Бессмертного, так, бескорыстно...

Ющенко: Я думаю, что треугольника нет.

Аласания: Нет треугольника… И он сам решает, где и с кем ему быть?

Ющенко: Даже я сказал бы больше: я решаю, потому что это мои поручения, организация его рабочего дня прежде всего, больше зависит от меня, чем от других обстоятельств

Аласания: ЦИТАТА 7: «Виктора Ющенко закабалили пропрезидентские олигархические силы в виду того, что на предстоящих выборах, по сути, будет решаться вопрос о будущем президенте Украины».

Юлия Тимошенко

Аласания: Не знаете ли Вы, кого конкретно она имела ввиду или на кого она намекала?

Ющенко: Я бы сказал, что закабалили олигархические силы Украину. Вопрос не идет, что они кого-то закабалили, потому что люди, о которых мы говорим, это достаточно самодостаточные личности. И даже если у них что-то не выйдет в политике, поверьте, люди найдут себе применение, свое место в жизни. Вот найдет ли Украина - это уже вопрос. Вот мы прожили 10 лет и почему-то стесняемся говорить - хотим мы изменений, или не хотим. Хочу по другому вопрос поставить: хотим мы так жить, или не хотим. Вот из этой формулы и кабала возникает, потому что, то, что сделала олигархическая система. Она тенизировала не просто экономику, она тенизировала украинскую жизнь. Сегодня она тенизирует политику, и, в общем, дискуссия идет не между левыми и правыми, а между теми, кто ворует и не ворует. Между теми, кто делает долги - внешние, внутренние - социальные - по пенсиям и по зарплатам, и кто их устраняет.

Аласания: Виктор Андреевич, остались ли в стране люди, которые не воруют? Люди, которые не воруют не потому, что не могут, а потому что не хотят?

Ющенко: Думаю, да. Вы. Я. И много-много миллионов. Вы знаете, у меня была встреча с бизнесом Крыма, малым и средним, и я смотрел на этих людей - а Крым специфическая точка. Первое впечатление после этой встречи - это люди, которые не хотят лишнего глотка воздуха, который им не принадлежит. Они хотят честных правил. Они хотят знать, с чего день начинается и чем заканчивается. Это чувство намного сильнее у большинства людей, чем мы думаем. Поэтому мы и выбираем новую политику новых партнеров. Новую украинскую демократию.

Аласания: Одно из двух: либо Вы оптимист, либо - политик. Либо политический оптимист. По крайней мере, я не так оптимистично настроен.

Аласания: ЦИТАТА 8: "Ющенко не исключает, что после выборов представители РУХов пройдя по списку «Нашей Украины», могут образовать собственные парламентские отделения. Либо (если объединение Рухов все-таки состоится) сформировать единую руховскую фракцию. Большинство журналистов и политологов убеждены, что Рухи объединяются «под Ющенко». Однако отнюдь не факт, что это совпадает с планами руководства РУХов. И что этого хочет сам Ющенко…"

"Зеркало недели"

Аласания: Вы хотите чтобы «Рухи» объединились под Вас, Виктор Андреевич, или все таки предпочитаете стать лидером нации, а не партии?

Ющенко: Знаете, у меня в блоке 100 общественных организаций, достаточно сильных. Я думаю, я не могу назвать общественную организацию общеукраинскую, которая не была бы при нас. С другой стороны у нас 10 партий политических, которые сформировали, поддержали мою идею и стали учредителями блока; и 15, которые поддержали политически наш блок. Вот это та сила, с которой я работаю. Это та сила, которую я консолидирую каждый день в течении, может быть, последних 5 месяцев.

Аласания: И Вы никого из них не выделяете? Даже в Рухе?

Ющенко: Я есть беспартийный, потому что если войду в одну из партий, конечно это будет воспринято как проблема для других участников. Это есть проблема украинской демократии, потому что ни одна из вил не самодостаточная. И если на чьей-то базе формировать кристаллизацию политическую, мы будем ту проблему, которая у нас есть, может с 92-го присутствует в украинской демократии, поэтому наша идея, которая уже кстати формализирована и в том числе с РУХами, мы сформировали избирательный блок, для того чтобы единую фракцию в стенах парламента, а потом поставили себе цель вместе с политическими участниками политическими сателлитами, политическая или общественно-политическая организация это уже вопрос следующий.

Аласания:ЦИТАТА 9: "Виктор Андреевич, почему Вы продали меня?! Почему Вы предали меня?! Виктор Андреевич, Вы предатель!"

Александр Омельченко, Мэр Киева

Считаете ли вы себя предателем вообще и в частности Александра Омельченко?

Ющенко: Да нет. Это, вы знаете, это вырвано из контекста. Реплика, при чем, достаточно эмоциональная. Речь шла о том, что когда шло голосование, оставалось там буквально 40 или 50 минут, а я в это время был с лидером одной из парламентской фракции Петром Порошенко, за 200 или за 300 километров от Киева. И конечно, для Сан Саныча это была трагедия, как это лидер фракции поехал в день голосования…

Аласания: Покинул поле боя.

Ющенко: Покинул поле боя. В этом плане реплика была сказана, что его место должно быть в Киеве. Это вопрос тут даже не по сути. Я думаю, что скорее, тут вопрос по форме. У нас просто разные школы с Сан Санычем, воспитательные школы. Относительно оборотов, относительно такта и акцентов. И не больше.

Аласания: Я это заметил - как и вся страна. Вот только кто какие выводы сделал…

ЦИТАТА 10: "Решение Шевченковского суда укрепило мое убеждение в том, что такого государства - Украина - нет и быть не может. Как говорил Пестель, украинское государство не имеет никаких перспектив на осуществление своего суверенитета и нуждается в покровительстве более крупной и культурной державы..."

Михаил Леонтьев. Вести РУ

Аласания: Мне было неприятно это цитировать, Виктор Андреевич, но я думаю, что Вам будет еще более неприятно это комментировать.

Ющенко: Нет, нет. Это не мне неприятно. Это государству неприятно. Потому что, если говорить по существу, то оскорбили не меня, оскорбили гражданина, государство. Это только украинская власть, украинская дипломатия может поступать, как она поступает.

Аласания: Прощая такие вещи?

Ющенко: По отношению к случаю. А для меня, конечно, больно было, когда украинский суд так обзывают. Когда говорят, что на него, извините, можно покакать. Когда была сформулирована цитата: «Украины не было, Украины нет и быть не должно». Вы знаете, это не просто совпадение, это почти дословно то, что было сказано графом Валуевым, в своем министерском указе, как министром внутренних дел, в 1863 году. Мне на это хочется сказать: Украина была , есть и будет. Не смотря на Валуева, не смотря на Леоньтьева, это моя страна которую я люблю и мне больно, что о ней так отзываются!

Аласания: ЦИТАТА 11: За последние два года политики и журналисты дважды придумывали Ющенко. Первый миф соткал образ несгибаемого оппозиционера. После его разрушения возникла волна разочарований, породившая прямо противоположный образ - бесхребетного «сына Президента». Каков Ющенко на самом деле, не знает никто".

Сергей Рахманин

Аласания: Самый «простой» вопрос, Виктор Андрееевич: кто же Вы? Ответ на него даст вам возможность заключительного слова в программе.

Ющенко: Если говорить о вещах, которые я больше всего ценю, и что я хотел бы, чтоб во мне видели. Я профессионал, я этим очень дорожу. Профессионал не от того что имею диплом, и есть финансистом, макроэкономистом. Это отношение к тому, что тебе доля дает за участок работы. Я никогда не буду пасти последних, на любой посаде, на любом уровне, который мне по доле выпадает. Я не владею амбицией, мне больно, когда профессионалы проигрывают в любой ситуации. В том числе, когда речь идет о государстве и государственной политике.

Я всегда предан в отношении ценностей патриотизма, потому, что глубоко убежден: на одном профессионализме государства не построишь. Это очень важная черта - профессионализм, но если он не направлен, он может быть разрушающим профессионализмом. Для меня это очень ценное качество. Я этим дорожу.

Я обожествляю морально-этические нормы, ведь речь шла о вопросе - какие у вас отношения с президентом, я сказал что это отношения одного поколения с другим. Вы знаете, это так и есть, я уважаю старшего человека, где-бы я не встретил: в своем селе, на отдыхе где-то, или в государстве на определенных должностях. Мы молодые и у нас есть одно преимущество: у нас еще время есть. Это обстоятельство всегда меня ставит в позицию более уважительного отношения к старшим. Независимо от его рода занятий. Но его можно интерпретировать так, как оно интерпретируется и, к сожалению, я думаю, что это неправильно, но кроме того, что я могу изложить свою точку зрения, я больше ничего не добавлю.

Для меня очень важно присутствие общественной морали, семейной морали в отношениях людей. Я не люблю предателей, я не люблю людей которые поступают непоследовательно, я люблю экстремальные ситуации. Мне больше подходит разрабатывать сложности - или макроэкономические, или государственные, как было в 2000 году. Мне нравится этот ребус, мне нравится этот кроссворд, который до меня не решали или решали не так и вообще думали по другому. Макроэкономику я представлял по другому, я считал, что передо мной делали неправильно, это есть хорошие амбиции, это мужское. Примерно это меня ожидало в Центральном банке. Я пришел к разбитому корыту. Надо платежную систему сделать, за полтора года, электронную. Мы сделали и ее стали в пример давать всем странам Восточной Европы, что это образцовая платежная модель страны.

Пришло время реформы и мы были один на один. Национальный банк, по философии, по идеологии реформы, по реализации этой реформы. Это сейчас никому не интересно, но для меня это было захватывающе! Потому что я точно знал - мне нечем крыть, если я проведу ошибочную философию, или неправильную идеологию реформы, или допущу какие-то серьезные сбои в организации, в проведении этой реформы. Это как на поле ты выходишь и получаешь адреналин от этих препятствий. Вот я люблю такую жизнь.

Я люблю семью. Я очень ценю место семьи в жизни. У меня четверо детей и я вижу что это единственная форма продолжения на этом свете. Это мой центр, это моя крепость. Все остальное это те вещи на которые я могу жертвовать время, энергию которую я получаю от семьи. Ну, примерно такой Ющенко.

Аласания: Спасибо Вам за искренний и откровенный разговор. Спасибо за то, что Вы были у нас в эфире. Благодарю Вас, это все.

Ющенко: Спасибо.


Ну вот так, если вы все еще с нами, то вы наверное, уже сложили свое собственное мнение о том, что из себя представляет лидер блока «Наша Украина».

Каким бы оно, ваше мнение, ни было, я не думаю, что вы откажете ему, Виктору Андреевичу Ющенко, в искреннем поздравлении. Сегодня ему сорок восемь. Многая лета, Виктор Андреевич.

Желаю Вам и нам, чтобы все, что Вы делали, делаете и еще собираетесь сделать, было не во вред людям, которые живут в Вашей и нашей Украине.

type="application/x-shockwave-flash" pluginspage="http://www.macromedia.com/shockwave/download/index.cgi?P1_Prod_Version=ShockwaveFlash">

Rambler's Top100