23.02.2002
Виктор Ющенко
26.02.2002
Юлия Тимошенко
02.03.2002
Михаил Бродский
16.03.2002
Владимир Шумилкин
28.03.2002
Александр Мороз
06.04.2002
Александр Давтян
08.06.2002
Петр Симоненко
15.06.2002
Андрей Шкиль
28.10.2002
Евгений Кушнарев
Евгений Кушнарев, 28.10.2002

В эфире телеканалов «Симон» и «Эстет» – Объектив-обзор. В студии– Зураб Аласания, здравствуйте.

Бывают события городского, регионального, или даже государственного значения, которые, тем не менее, остаются локальными. А бывают события, резонирующие на всю планету, и тогда вступает в действие труднообъяснимый факт - из ста событий, звучащих и демонстрируемых в мировом масштабе, девяносто девять - это трагедии. Никому не нравится, или по крайней мере, никто не скажет вслух, что ему нравится смотреть по телевизору процесс совершения теракта. Однако я сомневаюсь, что кто-либо из зрителей во время показа этих событий переключается на концерт классической музыки. Именно этот фактор, гарантированное и пристальное внимание общества, играет, как мне кажется, главную роль, когда небольшая группа людей принимает решение о совершении крупного терракта. Но это так, мысли вслух.

Вся минувшая неделя прошла под знаком мирового внимания к происходящей в Москве, и на данный момент, к счастью, уже завершившейся трагедии с захватом сотен заложников. Семьсот пятьдесят человек освобождены, тридцать четыре террориста убиты, шестьдесят семь заложников погибли во время операции по их освобождению. Средства массовой информации России называют проведенную операцию «блестящей»... Надеюсь, что после первых часов эйфории они перестанут подбирать какие бы то ни было эпитеты к этой бойне. Все, что мы можем здесь, в Харькове - это выразить сочувствие нашим российским друзьям и соседям, которым еще долго предстоит искать ответы на очень большое количество вопросов.

Теперь к событиям, имевшим место на минувшей неделе в Харькове и вокруг него. Прежде, чем перейти к обзору, должен предупредить, что вся прошедшая неделя в локальном Харькове так или иначе была связана с темой теплообеспечения города. Добавлю, что сегодня вместе с нами в студии “Объектива” работает глава харьковской областной администрации Евгений Кушнарев. Оставайтесь с нами.

ПОНЕДЕЛЬНИК

В понедельник стало известно о том, что первый вице-премьер Украины Олег Дубина, по итогам селекторного совещания с губернаторами, собирается писать докладную премьер-министру, а затем и «телегу» президенту Украины. В докладной премьеру будет обрисовано состояние областных жилкомхозяйств и степень их готовности к осенне-зимнему периоду, а в «телеге» президенту - просьба освободить от занимаемых должностей областных руководителей, отвечающих за эти вопросы. Основания – государство на 100% готово технически к подключению тепла, и накоплен полный объем необходимого резерва топлива. Следовательно, виноваты областные руководители, которых вице-премьер обещал вызвать на ковер на следующей неделе. В числе наихудших областей, перечисленных вице-премьером – Днепропетровская, Донецкая, Луганская и Харьковская области.

Евгений Кушнарев, губернатор: Я не знаю, на основании какого анализа он нас причислил к проблемным областям. Если речь идет о включении объектов, то по объектам социальной сферы у нас 99%, по жилью – около 80%.

И с учетом нормальной погоды, как никогда мягко начинается отопительный сезон. Я могу предположить, что речь шла о больших долгах, которые есть у области. Насколько они велики по сравнению с другими, мне сейчас трудно сказать, но они есть, хотя мы их постепенно гасим. Эта проблема реально существует. Основные должники – это по-прежнему население и предприятия жилищно-коммунальной сферы, в частности, наш «Харьковкоммунпромвод», который есть самым большим должником. Эту проблему надо решать. Но это проблема не людей. Это проблема власти. А люди, я думаю, особых претензий к нам не предъявляют, потому что отопительный сезон действительно начали как никогда организованно и фактически за одну неделю запустили все системы.

Тем не менее, «на ковер» к премьеру Евгений Кушнарев отбыл раньше, чем это планировал вице-премьер: не на следующей неделе, а четверг недели минувшей. По окончании обзора у нас будет возможность узнать из первых рук об итогах этого визита и оргвыводах, если таковые имели место.

ВТОРНИК

Евгений Гриневич, вице-мэр: Я понимаю, что эта цепочка прослеживается снизу доверху и наоборот. Стрелочник обязательно будет найден.

Это вице-мэр все о тех же оргвыводах. В данном случае стрелочник – это не профессия, это должность. И Евгений Гриневич отдает себе отчет в том, что виноватый обязательно будет найден. Руководитель «Харьковских теплосетей» Сергей Кирик более осторожен в выражениях и привычно обвиняет во всем неплательщиков:

Сергей Кирик, директор «Харьковских тепловых сетей»: Если мы не научимся платить, это наше население не научится платить, тепла в этом году в городе не будет. Ни тепла, ни горячей воды.

Именно из-за неплатежей, утверждает Кирик, и соответственно, многомиллионных долгов области, нам ограничили подачу газа. Ну а если говорить о долгах, то нет в стране области, которая должна была бы больше и за электроэнергию, чем харьковская.

Владимир Углов, вице-мэр: Мы стоим по электроэнергии на грани введения графика веерных отключений и так далее, и так далее. Это очень реально.

Есть. Слово, от которого вздрагивает любой харьковчанин, прозвучало. Веерные отключения.

Вообще, все произнесенное во вторник, дезавуировало все, произнесенное в понедельник. То, что сказал губернатор о «как никогда организованном сезоне» как по злому колдовству было опровергнуто реальной ситуацией – горячая вода исчезла сразу и из всех кранов, а отопление так и не было подключено в подавляющем большинстве жилых домов города. И опять таки, имело ли место колдовство, и кто выступает в роли злого колдуна, мы узнаем сразу после обзора событий минувшей недели.

СРЕДА

Уже в среду не замедлили проявиться последствия газового голода в регионе. Среди прочих – ситуация в колонии номер семнадцать, известной еще под названием «тубзона». Полторы тысячи заключенных, больных туберкулезом, в среду остались без газа – трубу опломбировали энергетики за долги; уже вторично, в присутствии охраны. В первый раз, неделей ранее, пломба колонистами была сорвана – жить хочется даже в тюрьме:

Дмитрий, заключенный: В отделениях сыро, а первый минус – для больных туберкулезом. Скоро начнется ухудшение здоровья.

Александр, заключенный: Спим одетые, в помещениях находимся в фуфафйках, холодно. Согреться... Ну, там турник, но это можно только выздоравливающим, и помогает ненадолго.

Василийц Каценко, главврач колонии: У больных будут обострения, многие заболеют ОРЗ, пневмонией, и я не исключаю, что увеличится летальность среди заключенных.

Помимо неработающей котельной, в колонии теперь невозможно проводить дезинфекцию, не работает баня – понятие в заключении гораздо более значительное, нежели на воле - и не успевает всех накормить столовая, в которой баланду теперь готовят на электроплитах.

Учитывая угрозу отключения еще и электричества, по которому также есть немалые долги, руководители колонии не исключают возможность бунта заключенных, которым все равно, кто кому и сколько должен. Да и терять, вобщем, уже почти нечего. Ну, кроме жизни.

Семнадцатая колония – один из сотен негативных примеров по городу, который характеризует ситуацию. Для получения более полной и обобщающей картины медиа-группа Объектив в среду начала воплощать специальный телевизионный проект под названием «Тепло ли тебе, Харьков?» На условной карте города обозначены городские районы. По данным выборочных телефонных опросов жителей каждого района, а также по звонкам в редакцию наших телезрителей, составляется компьютерная тепловая карта, в которой синим цветом выделены холодные зоны, а красным – улицы и кварталы, где какое-никакое отопление все же есть. Номер телефона горячей линии и электронный адрес, по которым можно сообщить о состоянии ваших батарей, Вы видите на экране – звоните и пишите, ибо проект мы будем продолжать до тех пор, пока карта города не покраснеет вся.

ЧЕТВЕРГ

Владимир Шумилкин, мэр города: Путем, скажем так, административного вмешательства, сегодня решен вопрос и сегодня будет у харьковчан вечером горячая вода. Для того, чтобы обеспечить стабильное снабжение города теплом и водой, необходимо обеспечить стабильную проплату. И я и раньше, и сегодня обращаюсь к харьковчанам, чтобы мы все сделали для того, чтобы обеспечить проплату и получить необходимый финансовый ресурс для приобретения газа в необходимом количестве. Чтобы и тепло в квартирах, и температура горячей воды была по нормативам. Сегодня это сделано административным давлением. Долго эту проблему административным давлением решать, к сожалению, не удастся. Поэтому я просил бы всех все-таки решить вопросы своих долгов за тепло.

Это уже четверг, и это уже мэр города, прервавший командировку из-за критической ситуации с газом и теплом. В тот же вечер горячая вода действительно появилась во многих кранах, хотя сомневаюсь, что ситуация с объемом задолженностей изменилась в лучшую сторону. И еще – по внешним, видимым событиям минувшей недели и логической цепи обзора этих событий может сложиться впечатление о том, что именно губернатор виновен в случившемся, а мэр явлен городу в образе его спасителя. Возможно, на деле так все и обстоит, но допускаю также, что подобный дисбаланс вызван недостатком информации. В таком случае я надеюсь восполнить этот недостаток самым верным способом – получением ее из первых рук. Или вернее, из первых уст, которые, напоминаю, вместе со своим владельцем, Евгением Кушнаревым, в данный момент находятся в студии Объектива. И через несколько секунд примут участие в нашей программе.


Аласания: - Здравствуйте, Евгений Петрович.

Кушнарев: - Добрый вечер.

Аласания: - Мы сейчас перейдем к теме теплообеспечения, но прежде маленький вопрос, даже необязательный к ответу. За последние полгода «Объектив» трижды пытался выйти на контакт с Вашей пресс-службой на предмет пригласить Вас в программу. В четвертый раз это сделала сама пресс-служба. Есть, ли какие-то особые причины для участия в программе сейчас или просто так сложилось?

Кушнарев: - Я думаю, никто - и Вы в том числе - не упрекнет меня в том, что я прячусь от средств массовой информации. Просто желающих пригласить меня в эфир и взять у меня интервью для печатных средств массовой информации несколько больше, нежели мои временные возможности. Так сложилось, и я могу только сожалеть о том, что раньше эта встреча не сложилась.

Аласания: - Понял, Евгений Петрович, нас много, Вы один… Теперь ситуация с теплом и газом. В начале эфира Вы сказали то, что Вы сказали, то есть: у нас все хорошо. Наши наблюдения на прошлой неделе тоже подтверждают - вроде бы все было под контролем, ситуация была под контролем. Что случилось такого, о чем мы не знаем? Почему ситуация рухнула в понедельник?

Кушнарев: - Я сейчас могу подтвердить практически каждое слово, которое уже прозвучало с экрана. Мы действительно в этом году, в довольно сложных условиях подготовили область к началу отопительного сезона лучше, чем в предыдущие годы. И я утверждал и утверждаю, что практически 100% техническая возможность подать тепло в дома, школы, больницы, детские садики - туда, куда оно должно поступить начиная с 15 октября. И мы к этому приступили, и приступили довольно организованно, и тепло было подведено еще неделю назад к 98% первоочередных объектов – это школы, детские садики и больницы; на тот момент к 80% уже дали.

Сегодня из почти 1700 объектов народного образования у нас не отапливаются 2 школы в сельских районах и 2 - в городе Харькове. Согласитесь, что это в общем-то очень малый процент, и там дело буквально одного-двух дней. По жилью мы вышли на уровень в 98% и есть несколько десятков домов в разных городах, районах и Харькове, где решаются какие-то технические проблемы, это тоже дело нескольких дней, хотя из моей многолетней практики работы мэром, я могу Вам сказать, что в течении отопительного сезона, в силу тех или иных технических причин, в городе на время отключается от тепла десяток, а иногда и два - домов.

Аласания: - Вот Вы сейчас ответили на тот вопрос который мы поставили изначально. Вы считаете, что были технические причины?

Кушнарев: - Нет. Как раз технических причин никаких небыло.

Аласания: - Тогда Вы не ответили на вопрос…

Кушнарев: - А суть полемики, на которую ссылались и Вы в том числе, между первым вице-премьером, который в тот момент выступает фактически на стороне интересов государственной кампании «Нефтегаз Украина», и нами. И прежде всего тех 4-х областей, которые там были названы, в механизмах расчетов за газ - как за текущий, так и за долги. Что касается текущих проплат, то у нас нет ни малейших сомнений, что их надо производить своевременно – мы это делаем делали и будем делать. А что касается долгов, то мы стояли на той позиции, что мы долги признаем, мы готовы подписать графики их погашения, но мы - не волшебники и погасить к началу отопительного сезона долги в полном объеме мы не можем!

Я думаю, что это вопрос не для публичной дискуссии, и то, что это стало достоянием, без соответствующего понимания основ спора - оно породило совершенно ненужные ажиотаж и, не побоюсь сказать, домыслы, по поводу грозного тона первого вице-премьера.

Аласания: - Особенно форма, в которой он все это преподнес. Перед следующим вопросом я бы хотел заручится Вашим согласием – ну, хотя бы на сегодня - озвучивать вопросы, которые основаны, я признаю, на непроверяемой информации. Я знаю, как Вы относитесь к слухам, поэтому назовем это «версиями». Хорошо? Если Вы потерпите сегодня, то возможно что-то у нас получится.

Версия с лимитами на газ для Харькова: Олег Дубина, первый вице-премьер, видя в трех губернаторах – а это Кушнарев, Швец и Янукович - реальных претендентов на серьезный пост (возможно, на его собственный) таким образом нейтрализует конкурентов заранее. То есть, подоплека лимитов газа в городе скорее политическая, нежели экономическая. Это соответствует действительности?

Кушнарев: - Думаю, в данном случае – нет, хотя теоретически подобная ситуация (безотносительно к названым лицам), действительно, в украинской политике может иметь место, и часто имела место. Я думаю, есть несколько иная подоплека: если Вы обратили внимание, в числе 4-х областей, которые якобы хуже всех подготовились к отопительному сезону – самые мощные в Украине области. Донецкая, Луганская, Днепропетровская и Харьковская. При этом отмечалось - и вице-премьер выразил недоумение – как же так, при 100% -й технической готовности, а он это сказал, при наличии достаточных запасов газа в Украине, мы не можем начать отопительный сезон. Да, действительно, по той информации которой, он располагал от НАКа «Нефтегаз», газ не получали, поскольку нам не были подписаны лимиты. Фактически, как Вы понимаете, и любой, даже далекий от техники человек понимает, что газ в трубах есть и он все-таки подается и мы его в определенных объемах все равно получали, и это позволило нам заполнить системы теплоносителем, хотя и не с той температурой, и может быть, не совсем законно.

Я еще раз говорю, наверное, все это не нужно говорить вслух, и это вообще не предмет публичной дискуссии. Это совершенно не нужно нашим людям, им нужно притронутся к батарее или просто ощутить: начали топить или не начали. Начали – все прекрасно, значит, власть хорошая, власть на месте. Не начали - это ваши там проблемы – разбирайтесь! И мы действительно разбирались, нас хотели поставить на колени, мы остались в согнутом положении, но все-таки - стоя на ногах.

Аласания: - Спасибо, хороший ответ, видимо, еще раз подтверждается Ваш же тезис – это проблема власти, а не людей.

Кушнарев: - Безусловно.

Аласания: - Она должна была таковой и остаться, но вот…

Кушнарев: - Но я могу сказать – ну, я не знаю, есть ли у Вас желание продолжать – ну, я могу сразу сказать, в том числе и по поводу высказанного предположения. Мы проблему сняли, мы подписали согласованный с «НАКом» договор, который является на мой взгляд компромиссом. Мы хотели платить долги равными долями во все месяцы отопительного сезона, нас вынудили подписать обязательство погасить долги до 1-го января, но во всяком случае - не сегодня сразу. За октябрь долю долга мы погасили, это стоило нам огромной концентрации усилий, мы просто взяли кредиты, мы оторвали деньги от других направлений, но мы решаем эту задачу, которая на сегодня, на мой взгляд, является самой актуальной - так я ее поставил перед всеми руководителями власти в области, и так ее и буду дальше контролировать.

Дальше ноябрь, текущие проплаты и вновь погашение части долга. И не могу не сказать, хотя это может звучит банально, что все-таки по прежнему основная причина в хронических неплатежах. Для того, чтобы понимать суть проблемы, назову несколько цифр – общая сумма задолженности населения за потребленное тепло за все предыдущие годы, на сегодня составляет по Харьковской области 109 миллионов гривень, из которых 85 миллионов гривень приходится на город Харьков - по понятным причинам. Почему так происходит, я тоже могу ответить (хотя можно и гораздо глубже анализировать проблему): 10 лет назад люди платили 10-ю часть за потребляемое тепло, 9/10-х платило государство в виде дотаций. Сегодня ситуация строго наоборот поменялась, и часть людей в силу своей малой обеспеченности действительно не может платить эти деньги. И мы это понимаем (хотя основная часть этих людей все-таки пользуется субсидиями). Но появилась и другая часть людей, которая просто грубо игнорирует все наши призывы и требования, и оказалось, власть не имеет абсолютно действенных механизмов, которыми можно было бы эффективно и быстро использовать для таких людей, которые стоят практически вне норм нашей жизни и закона - поставить на место. Да, мы признаем, что сегодня город Харьков подал в суды более 100 тысяч исков таким неплательщикам, из которых подавляющее большинство живут намного выше черты малообеспеченности. Но когда будут эти вопросы решаться в суде и как - сегодня ответить трудно. Над этим мы сейчас думаем и есть, в общем-то, довольно радикальное предложение, которое может оказаться очень действенным. Например, определить энергетику под одно начало. Я имею ввиду электроэнергию и тепло-энергию. И тогда у меня как у потребителя - ведь каждый потребляет и электрическую, и тепловую энергию, зимой, во всяком случае тепловую - будет одна расчетная книжка. И если я не плачу за тепло - мне просто отключат электроэнергию. Потому что тепло отключить нельзя, а электроэнергию отключить отдельному потребителю – можно!

Это всего лишь одно из радикальных предложений. Хотя, я думаю, что усиливая административное давление, скажем так, к злостным неплательщикам, мы все-таки должны употребить максимум усилий на то, что бы росло благосостояние людей. Я думаю, что тогда значительная часть этой проблемы снимется сама собой.

Аласания: - Как Вы красиво всегда завершаете. А можно ли простой вопрос с простым ответом: веерные отключения - будут или нет?

Кушнарев: -Знаете, я очень всегда жестко - и я кстати, уже это сделал - реагирую на попытки чиновников, которые должны заниматься трубами - решать политические проблемы, и в том числе, давать оценки явлениям, которые несут за собой очень серьезные общественные, а иной раз и политические последствия. Поэтому тот чиновник, который бездумно пугает народ, он свое, как говорится, получил. Не его это уровня, такие оценки. За это отвечает в Харькове – мэр города, а в области – глава областной администрации, в первую очередь и в полном объеме.

Никаких веерных отключений, во всяком случае, на сегодня, даже в проекте не существует, если он этим хотел напугать людей, чтобы они побежали срочно в сберкассы или в ЖЕКи расплатиться, то, я думаю, что кроме глупости его примитивного уровня, здесь больше нечего обсуждать.

Аласания: -Привет господину Углову, я ему сочувствую. Теперь я Вам предлагаю посмотреть первый из трех сегодняшних сюжетов; пунктирный сюжет по вашей биографии, его делал мой коллега Дмитрий Кириллов, и если Вы обнаружите в нем ошибки или неточности, то у Вас будет возможность их поправить. Прошу сюжет.

Биография и карьера
Кушнарев Евгений Петрович. Пятьдесят два года. Начинал инженером-конструктором на Харьковском заводе железобетонных конструкций номер один, куда пришел в семьдесят третьем, после окончания инженерно-строительного института.

Теперь председатель областной администрации. В школьные годы, по собственному определению, был «интеллектуальным хулиганом» и капитаном команды КВН. Точным наукам предпочитал литературу.

Комсомолец, спортсмен, отличник. Мастер спорта по гандболу, увлекается футболом, волейболом и рыбалкой.

Родился в Харькове. Крестился здесь же. Член КПСС. Из партии вышел после 28-го съезда. В период создания Демплатформы. К тому времени девять лет провел на освобожденной партийной работе в должности инструктора райкома, инструктора заместителя и заведующего организационным отделом горкома КПУ. Его непосредственный начальник – бывший первый секретарь городского комитета партии Константин Хирный сейчас возглавляет проектный институт.

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ: «Нет, я Женей не называл его никогда. Евгений Петрович…»

Константина Хирного многие называют учителем целой команды нынешних администраторов, в том числе Кушнарева.

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ: «Я постоянно слышу упреки в свой адрес: вот ты воспитал Кушнарева! А я говорю, я не отказываюсь »

По мнению бывшего шефа, Евгений Кушнарев прагматичный, универсальный политик. Его основная черта – умение выбирать главное.

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ: «В 44-ом томе на 324-ой странице есть такая цитата, где Владимир Ильич Ленин говорит: «Не перестраивать и не перекраивать нужно, а вникать в суть экономических проблем и принимать неотложные меры для того, чтобы не допускать, понимаете, подобного разрушительства…

-Как Вы считаете, Кушнарев вникает в эти проблемы? Поступает ли он в соответствии с этим принципом?

-Вы понимаете, я считаю, что он работает системно »

После выхода из компартии Евгений Кушнарев принимает участие в выборах и в девяностом становится народным депутатом Украины. Параллельно с этим, до девяносто восьмого - председатель Харьковского городского совета народных депутатов. С девяносто первого – председатель горисполкома. Первый избранный мэр. В борьбе за кресло мера обошел своего бывшего коллегу по горкому Олега Демина. Говорят, с тех пор между ними пробежала черная кошка.

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ : «Я могу сказать, что я поддерживал Олега Алексеевича в то время, не Евгения Петровича. Евгений Петрович набрал там минимальное количество… буквально считанные…Но он победил»

С декабря девяносто шестого Кушнарев - в Администрации президента. В одном из своих тогдашних интервью Евгений Петрович признался, что даже помнит точное время, когда узнал о назначении. С Леонидом Кучмой он познакомился еще до того, как тот стал премьером – по работе в Верховной Раде. Президентскую Администрацию Кушнарев возглавлял в период премьерства Павла Лазаренко.

В тоже время он незримо продолжал присутствовать в городе до новых выборов мэра в девяносто восьмом. Как это было сформулировано, по просьбе городских депутатов «на общественных началах».

В девяносто девятом – на выборах президентских – Евгений Кушнарев координатор блока «Наш выбор – Леонид Кучма!».

В двухтысячном он возвращается в Харьков в должности главы областной администрации.

-Кушнарев может зазнаться? Он зазнается?

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ : Вы знаете, я не могу сказать, зазнается Евгений Петрович или не зазнается, но я уже старше Евгения Петровича и я определяю вот уже руководителя, первого руководителя на любом уровне … Когда я вижу стеклянный взгляд руководителя любого уровня, я уже знаю, что этот человек руководителем не будет. Я могу единственное сказать, что такого сейчас взгляда у Евгения Петровича нет. А как дальше будет - это все зависит от него

За прошедшие с начала служебных перемещений годы материальное положение Евгения Кушнарева изменилось. В лучшую сторону.

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ : «Мы бедствовали. Я Вам серьезно говорю. Мы костюм себе пошить второй не могли».

Вместе с женой, с которой нынешний губернатор познакомился, еще придя на завод после института, он вырастил детей-двойняшек – сына и дочь. Сейчас у Евгения Кушнарева уже есть внуки. И, как сообщает интернет-издание «Украина Криминальная», перспективный зять, занимающийся строительным бизнесом.

Дмитрий Кириллов, Сергей Алексеев, Игорь Лукашев, специально для «Объектив-Обзора»


Аласания: - Сидим оба молча и улыбаемся. Есть у Вас комментарии или поправки?.

Кушнарев: - Три.

Аласания: - Извольте.

Кушнарев: - Мне 51 год, мне один добавили, это принципиально.

Аласания: - Нехорошо…

Кушнарев: - Я крестился в Мелитополе, поскольку после рождения в Харькове, мои родители переехали в небольшой, провинциальный по тем временам, город Запорожской области. Поскольку родители были членами партии, это сделала бабушка в их отсутствие, я ей очень благодарен; и наконец у меня не внуки, а только внучка, Полинка, хотя надеюсь, что через какое-то время можно будет говорить и во множественном числе. Все остальное соответствует действительности.

Аласания: - Спасибо, принимаю безоговорочно. В Вашей официальной биографии есть еще один момент, который меня заинтересовал лично. Среди Ваших наград значится французский «Орден Почетного Легиона». За что именно Франция наградила Вас своим высшим знаком отличия?

Кушнарев: - Ну, я честно говоря, дословно формулировку сейчас не вспомню. Она, во общем-то, довольно традиционна для наград, которые вручаются государствами людям, участвующим в налаживании, расширении, упрочении межгосударственных контактов. Как глава администрации президента, я отвечал и за это направление работы, и если быть уже совсем честным - хотя я никогда об этом не говорю, и не пишу – у меня 5 иностранных орденов, кроме Французского еще Греческий, Португальский, Аргентинский и Литовский. Но больше всего я горжусь все-таки орденом Ярослава Мудрого, которым я был награжден за политическую и государственную деятельность.

Аласания: - Я предполагал… возможно, «Почетный Легион» - это за «Алкатель-Коммунар», но это догадки.

Кушнарев: - Нет, это не было с этим связано, я вместе с президентом, как глава администрации президента, участвовал в визите украинской стороны во Францию, естественно, участвовал во всех встречах с президентом, в том числе с президентом Шираком. Лично ему был представлен и имел возможность разговаривать, естественно, общался со своим коллегой, и, по существующему международному этикету, несколько человек с каждой стороны при таких контактах отмечаются наградами. Я удостоился этой чести.

Аласания: -Теперь, с Вашего позволения, цитата:

«Кушнарев, ставший губернатором в конце 2000 года, в настоящее время на областном и районных уровнях поставил руководителями тех, с кем работал ранее, а также партнеров по блоку «За еду!». Так, на пост мэра Харькова он «провел» лидера областной организации НДП Владимира Шумилкина, который некоторое время был замом губернатора Кушнарева».

Издание «Киев-2000», апрель 2002 года

Аласания: - Я бы не хотел услышать обвинения в намерении посеять раздор между вами. Но по моим впечатлениям, такого уже никто не напишет. Мне кажется, что обстановка между городом или областью накаляется. Это соответствует действительности? Кстати, прошу прощения, но у меня ощущение «дежавю», в свое время Олег Демин и Евгений Кушнарев – было что-то похожее…

Кушнарев: - Никогда, если начинать с последних Ваших слов, мы не занимали с Деминым какие-либо противоположные позиции, которые бы ознаменовались жестким напряжением; если уже быть совершенно откровенным, и я никогда из этого тайны не делал, то в определенные периоды с покойным Александром Степановичем Масельским у меня были гораздо более напряженные отношения.

С Деминым мы проработали всего лишь с мая 96 года, момента его назначения, по декабрь 96, до моего назначения. И за эти полгода никаких конфликтов у нас не было. У меня была устоявшаяся позиция, а ему еще в тот момент надо было много сделать для того, чтобы и разобраться в ситуации, и определиться с кадрами, и определить стратегические направления своей деятельности. Наверное, по большому счету, он еще не успел начать те действия, которые могли бы так или иначе затронуть сферу интересов города и вызвать какую-то мою реакцию. Поэтому тут я никаких проблем не вижу. Я действительно… мы с Олегом Деминым были конкурентами в 90-м году и я действительно выиграл те выборы, и я действительно лишь двумя голосами превысил тот уровень 50%-й, который нужен был для этого, но при этом я опередил Олега Демина более чем на 20 голосов - ну, тогда карта легла в мою пользу.

Аласания: - Если вернутся теперь к отношениям с Шумилкиным?

Кушнарев: - Я, честно говоря, несколько удивлен этим вопросом, как мне казалось, мы с Владимиром Андреевичем до сегодняшнего дня не давали ни малейшего повода для того, что бы вот таким образом оценивать ситуацию. Я как бы повторяюсь, но могу сказать, что несмотря на то, что Владимир Андреевич 10 лет возглавлял один из крупнейших районов, и естественно был в курсе всех городских событий, и 2 года был заместителем главы областной администрации, ему безусловно, объективно нужно очень много приложить усилий, что бы стать настоящим хозяином города. И я не вижу просто сегодня тех источников проблем и возможных конфликтов, которые, скажем, существовали в 92 году, когда начался раздел общей государственной собственности и решалось, что будет в управлении области, что в управлении города. Согласитесь, что это всегда процесс не простой, сегодня компетенция города абсолютно четко определена законом; подчиненность, которая существует в части делегированных государственных полномочий, не затрагивает тех острых экономических вопросов, в которых город сегодня самостоятелен. Уровень наших отношений и то, что мы знаем друг друга очень много лет, то, что мы в одной партии, и, во общем-то, почти 2 года проработали в одной команде, уже проработали в областной администрации - дает мне основания говорить, что каких-либо серьезных проблем не должно быть.

Хотя я знаю, что кое-кому хотелось бы, что бы эти проблемы были. Может быть, их кто-нибудь и попробует их искусственно провоцировать, но я думаю, что у меня достаточно опыта и выдержки - да и Владимиру Андреевичу ее не занимать - чтобы мы оказались выше этого.

Да, возникают какие-то спорные ситуации, или как мне кажется, есть какая-то почва для разных подходов или недопонимания того или иного вопроса. Мы просто встречаемся и выясняем позицию.

Аласания: - Единственное, что меня насторожило – это «до сегодняшнего дня не было никаких причин». Я надеюсь, что наш вопрос и наша программа не станет той самой причиной.

Кушнарев: - Нет, я далек от этого.

Аласания: - Следующая цитата.

«Работа рядом с Президентом не прошла даром для Евгения Петровича, он многому научился, в том числе взял на вооружение любимую тактику Леонида Даниловича – «разделяй и властвуй».

Вадим Карасев, интервью изданию «Курьер», сентябрь 2001 года.

Аласания: - Скажите, это соответствует действительности? Или об этом лучше спрашивать у Ваших подчиненных?

Кушнарев: - Я думаю, что принцип, о котором говорится, присутствует так или иначе в деятельности любого руководителя. Только его можно гипертрофировать и довести в том числе до каких-то крайностей, а можно пользоваться им разумно. В силу своей должности высшего должностного лица, я должен разделять, но одновременно я должен объединять. Вот если я буду разделять только для того, чтобы властвовать, я думаю, что это долго не продлится. Поскольку я не высшее должностное лицо во всей системе власти. И если о президентах это можно говорить, ибо выше них, вроде бы, только Бог, и народ, который через время будет опять голосовать, то надо мной достаточно много других уровней власти, которые могут все это своевременно оценить. А вместе с тем регулировать отношения между субъектами и управленческого труда, и бизнеса, и политической жизни, и фактически всех сфер жизни - так или иначе приходится. Но это уже искусство политика, если ты чувствуешь ту грань, за которою нельзя переходить, и понимаешь, где можно советовать, и где можно приказывать, и не путаешь эти понятия - то ты можешь совершенно успешно пользоваться этим инструментом: разделяй и достигай результата.

Аласания: - Я продолжу цитировать.

«Знаете, я страшно рад, что Харьков называют "ментовским", а не бандитским городом. Пусть и дальше так называют».

Евгений Кушнарев, интервью газете «Бизнес», апрель 2001 г

Аласания: - На недавней совместной коллегии с управлением МВД Вы достаточно критично отозвались о некоторых аспектах работы харьковской милиции. Это говорит о Вашем мнении обо всей милиции или это мы на упомянутой коллегии чего-нибудь недослышали?

Кушнарев: - Я вернусь к той фразе, которою Вы цитировали. Я хорошо помню это интервью, там ему предшествовало сравнение. Речь шла о том... ну, вообщем-то, потрясавших нас всех убийств в Донецкой области, в Одессе, в Киеве и в других городах; и я сказал, что я счастлив, что о Харькове никто никогда не скажет, что это бандитский город или регион; уж лучше пусть остается ментовским. Действительно, милиции удавалось держать ситуацию под своим контролем, но в определенной мере, а может быть и в силу этого, милиция совершенно неоправданно вторгается в отношение субъектов хозяйственной деятельности, и иногда и возле где-то той грани, за которой уже можно спрашивать мнения прокуроров.

Я реагирую на эти проявления всегда очень резко, и я требую от милиции в рамках тех полномочий, которые мне даны - а я не управляю милицией, лишь координирую деятельность правоохранительных органов - не вмешиваться в отношения между субъектами хозяйственной деятельности, когда эти вопросы должны решаться либо в хозяйственном суде, либо в какой-то иной форме. У нас же часто, к сожалению, бывает, когда на стороне одного из субъектов выступает участковый и заканчивая, может быть, чинами довольно высокого уровня, ну, последними словами - речь идет о «крыше», как это называет народ. Вот против этого явления я безусловно резко выступаю.

Что касается коллегии - ну, как мне кажется, степень резкости моего тона, ну, где-то преувеличена. Я высказался довольно резко лишь о некоторых моментах, которые мне действительно не нравятся и волнуют. Более того, я ведь знаю прекрасно, и сам был свидетелем, и участником милицейких коллегий, где спрос идет намного жестче и, скажем так, гораздо в более мужских выражениях…

Аласания: - А на этой коллегии что-то полезное было?

Кушнарев: - Ну, во-первых, сам факт проведения такой совместной коллегии - это уже положительное явление, ведь, откровенно говоря, есть области, есть города, где в силу центральной подчиненности милиции, нет должного контакта с органами государственной власти, и органами местного самоуправления. Более того, иногда бывают и даже конфликтные ситуации; Харьков на мой взгляд в этом отношении - с добрым примером. Мы стараемся понимать проблемы милиции, ведь она живет в реальных конкретных условиях, она недофинансируется, она подвержена влиянию и криминального мира и, скажем так, теневого бизнеса, и даже чистого бизнеса; кто-то ищет там защиту и поддержку, кто-то пытается с помощью, как я уже говорил, решать свои проблемы, иногда не совсем справедливо, и так далее. Милиция может меняется с той скоростью, с которой может меняться наше общество в целом и ситуация в нем; а ведь она далека от нормальной. Вот и поэтому те меры, которые мы там выработали, а главное, наряду с определенной требовательностью к милиции, мы должны сопровождать и оказывать помощь милиции. Я думаю, они оправданы. Кстати, я поэтому критиковал город Харьков - поскольку сам в свое время подходил к этим вопросам все-таки иначе - за то, что в течении 5 лет ни горисполком, ни райисполкомы не передали милиции ни одного автомобиля, а мы в этом году заложили в областной бюджет миллион гривень, и более 910 тысяч пошли на укрепление материальной базы милиции, в том числе около 30 автомобилей, мы приобрели и передали их милиции.

Аласания: - Благодарю. Если Вам было до сих пор интересно… а Вам было интересно?

Кушнарев: - По моему, мы нормально общаемся…

Аласания: - По моему тоже, хотя Вы и не ответили на мой вопрос. Перейдем к следующему сюжету - о позитивных и негативных итогах работы губернатора Евгения Кушнарева. Этот сюжет выражает личную точку зрения журналиста, это авторский сюжет, в данном случае это мой коллега Юрий Сидоренко, и разумеется, у Вас будет возможность опровергнуть все то, что Вы увидите. Прошу.


Першим здобутком Евгена Кушнарьова, який повернувся з Києва у Харків губернатором, була його українська мова. Співучу та солов`їну він опанував навіть краще за президента. Але щосуботи, відкриваючи селекторні наради, замість притаманного українській “доброго ранку”, він вітає пристуніх русизмом “добрий ранок”. Ті з небагатьох підлеглих Евгена Петровича, які добре знають мову, цю його помилку помічають. Але виправити свого шефа – не наважуються.

Основные достижения Евгения Кушнарева зачастую выглядят как его же поражения. О действительно невиданных даже в советские времена урожаях – более двух миллионов тонн зерна – губернатор торжественно рапортовал президенту последние два года. Все это время фермеры подсчитывали убытки и думали, как и чем рассчитываться со своими работниками так, чтоб не оказаться банкротами.

Евгений Кушнарев действительно старается снижать тарифы на горячую воду и тепло, что и было продемонстрировано 1 февраля текущего года. Тогда цены на него упали с 80 копеек до 70. Но годом ранее именно Кушнарев поднял тарифы на тепло с 62-х копеек до 80-ти.

За три дня до парламентских выборов – на 10 процентов подешевели молоко, колбаса и сосики. Правда, все это делалось по инициативе блока “За единную Украину”, отчаянно пытавшихся поднять свой низкий рейтинг на традиционно прокоммунистической Слобожанщине. Кушнарев утверждал, что “ЗаЕдисты” соберут в Харькове электоральный урожай в 20-25% голосов избирателей. Собрали лишь15. Но и это было победой – как-никак, второе место по Украине. Больше едуны набрали лишь в Донецке.

Губернатор всегда демонстрирует открытость и доступность для СМИ, и журналисты с трудом могут вспомнить, когда губернатор, декларирующий свободу прессы и отсутствие цензуры, отказывал им в интервью.

Евгений Петрович озабочен всем, что происходит в области, и это хорошо. Даже рождаемость решил поднимать за счет областного бюджета. Устремиться в роддома харьковчанок должны были стимулировать сто гривень, которые губернатор собирался единоразово выдавать роженицам. Идея отклика в массах не нашла.

Впервые с советских времен Евгению Кушнареву удалось и вывести десятки тысяч харьковчан на первомайскую демонстрацию. Называли цифру до 100 тысяч участников. Некоторые утверждали, что это делалось за деньги, - 10 гривень выход на площадь, 15 – за несение транспоранта. Сам же Кушнарев такие слухи отрицал. Несомненным поражением губернатора стала драка ветеранов и правохранителей на мемориале в день Победы. Евгений Петрович тогда эти события перевел в политическую плоскость.

Глава ОГА Евгений Кушнарев: Я думаю, что лучше всего это прокомментировал Митрополит Харьковский и Богодуховский во время богослужения: не криками, тем более в таком святом месте, надо искать единения народа. И те политические силы, которые устроили эту провокацию, пытаясь сегодня опозорить государственный флаг, но обязательно возвысить свой политический флаг - пусть и несут за это ответственность!

Говорят, что по поводу этого инцидента у Кушнарева состоялся неприятный разговор с главой державы, а после этого поползла уже третья за текущий год волна слухов о скорой отставке Евгения Петровича с должности губернатора. Но пока ему удается удерживаться в должности.

Вообще же, он демонстрирует оптимизм, утверждает, что при нем регион стал жить лучше, реанимировалось производство. До конца текущего губернатор планирует ликвидировать задолженность по зарплате всем работникам агрохозяйств. Он вообще нацелен на победы. Но сможет ли он победить низкопоклонство, которое окружает его со стороны подчиненных – это вопрос спорный. Во всяком случае его собственное отношение к этому не помешало ему спокойно руководить районным совещанием, сидя под двумя рядом висящими ликами: своим и Николая Чудотворца.

Юрий Сидоренко, специально для Объектив-обзора.


Аласания: - Возражайте, Евгений Петрович.

Кушнарев: - Не вижу смысла. Каждый человек имеет право на свою точку зрения. Я…в порядке комментария: поверьте, постоянно стараюсь анализировать ситуацию в области и стараюсь ее оценивать ее объективно. Конечно, в оценках я оперирую так называемыми «среднеобластными показателями». Но это общепринятая практика, как судят о ситуации в Украине, или Соединенных Штатах, по валовому внутреннему продукту, по уровню благополучия людей… ну, и целый ряд других параметров, которые определяют качество жизни; так и о харьковской области в целом, о процессах, которые здесь происходят – можно судить по динамике общеобластных показателей.

Мне не стыдно, потому что за два эти года – во-первых, мы прочно удерживаем позитивную динамику по всем - я подчеркиваю, без преувеличения - по всем направлениям социально-экономического развития в области.

Мне вдвойне не стыдно, потому что эта динамика значительно выше, чем в предшествующие до меня годы. При чем ощутимо выше, и по большинству показателей выше, чем средние украинские сегодня показатели. То есть мы из группы середняков, а по многим показателям и аутсайдеров, какими мы были всего лишь 3-4 года назад, сегодня мы вошли в группу лидеров в Украине. И это факт, против которого, кто обладает объективной информацией, никто спорить не будет.

Но вместе с этим я отдаю себе отчет, что эти результаты безусловно не сделали каждого харьковчанина счастливым. На ком-то они отразились уже сегодня, то есть, кому-то должны были зарплату и вернули эти долги; у кого-то она реально повысилась; у кого-то начал работать родной завод и он вернулся, и получил рабочее место. Кто-то может нормально чувствовать себя в своем родном бывшем колхозе, а сегодняшнем коллективном сельском хозяйстве и так далее.

Наверное, могут быть счастливы те метростроители, которых раньше было 500 и работали по 2 дня, а сегодня их 1300 и они работают в 2 смены круглую неделю; ну и так далее.

Но масса людей, которые еще и не ощутили на себе этих изменений, и при высоком урожае можно найти, и труда это особого не составит, еще очень слабые хозяйства, те, кто работает в убыток, хотя и здесь общая динамика безусловно остается положительной. Я принял область, которая по итогам года имела 17% сельских хозяйств окончивших год с прибылью, 17%! 83% хозяйств закончили год с убытками. Работали, работали и остались с дырами и с долгами.

В прошлом году мы окончили с прибылью 79% хозяйств (17 и 79!), и получили общий объем прибыли порядка 150 миллионов гривень. Иначе как бы жило сегодня это село и как бы они обеспечивали эти урожаи?

Но, опять таки, если что-то с чем-то сравнивать, всегда можно оценить любой факт по разному. Сдали школу - я несколько, такой, абстрактный пример привожу - эту информацию можно преподнести абсолютно нейтрально – «в Харькове сдана школа и она хорошая, дети пойдут в первый класс» и так далее, все.

Можно эту информацию преподнести так, чтобы усилить авторитет власти и даже лично Кушнарева. «Школа в этом населенном пункте бала начата строительством в 90 году, в 95 – законсервировали, и туда ездило любое начальство или вообще не приезжало, и никто ее не видел. И вот год назад приехал Евгений Петрович и сказал: как не стыдно, надо строить школу, и вот школа гостеприимно распахнула дверь!» Хорошо? Хорошо.

Берем оппозиционную газету, а она говорит: «открылась школа, власть из этого пытается сделать фетиш и использовать это для поднятия своего авторитета. А мы ей напоминаем, что в 80 годы в год… ежегодно в Харькове открывалось новых, там, 12 или 15 школ».

Один и тот же факт – три разных совершенно оценки. Поэтому я воспринимаю и то, и другое, и третье, потому что, на самом деле, доля истины есть и в первом, и во втором, и в третьем. Поэтому, когда корреспондент подает факт, и оценивает его и с той, и с другой стороны, то наверное, он имеет на это право.

С чем я не хочу согласиться – с тем, что я терплю возле себя низкопоклонничество. Я терпеть не могу подхалимажа и угодничества. Мне абсолютно не нужна оценка моих подчиненный, я сам себе даю оценку и гараздо более объективную и строгую, нежели они!

А то, что за 2 года искоренить вот это вот низкопоклонничество и желание угодить начальству, в полной мере мне не удалось – готов отнести к своему недостатку.

Аласания: - Достойный ответ. Я еще только прокомментирую, Вы сказали: наша область лидирует в Украине….

Кушнарев: - По целому ряду показателей.

Аласания: - Да, и видимо по уровню жизни граждан.

Кушнарев: - По суммарному уровню жизни мы не претендуем пока на 1-е место, более того, по уровню средней зарплаты мы вошли уже в первую 10-ку, но мы отстаем, хотя этому есть объективное объяснение, очень высокие зарплаты в металлургической промышленности, которой вообще нет у нас; очень высокие зарплаты в банковском секторе, который мощно представлен в Киеве, и значительно слабее представлен у нас; ну, например, мне приятно, что средняя зарплата в сельском хозяйстве значительно выше на сегодня, чем средняя по Украине. А по уровню средней зарплаты - мы в сентябре месяце вышли на 388 гривень, что уже выше прожиточного минимума – 363, и думаю что по году, задачу перейти рубеж 400, мы, конечно же, решим.

Аласания: - Да, то есть мы все-таки среди первых.

Кушнарев: - Мы по многим показателям уже в группе лидеров. Мы первыми были еще месяц назад по погашению заработной платы, правда, по сентябрю немножко приостановились, сегодня второе-третье делим, на первое место вырвалась Тернопольская область, с чем я ее и поздравляю. Ну, я думаю, что мы еще поднатужимся.

Аласания: - Ок, я горжусь нашей областью, но в таком случае, я сочувствую всей Украине... Еще одна цитата:

«Ну почему председатели девяти райисполкомов не нашли возможности ответить людям, отчего в кране нет воды? Когда избираются, обещаю многое. А когда надо отвечать - пусть Кушнарев? Я не отказываюсь и не прячусь. Но очень мало вопросов моей собственной компетенции».

Евгений Кушнарев, прямая линия в редакции «Комсомольской правды», декабрь 2001,

Аласания: - Я так понимаю это была реакция на то, какие вопросы сыпались оттуда к вам?

Кушнарев: - Да, дело в том, что я провожу такие связи регулярно, и думаю что это все знают. Действительно, ну не меньше 90, а то и 95% всех поступивших вопросов, были в компетенции либо райисполкомов, либо - самое большее - горисполкомов. Возможно, по определенной традиции, харьковчане связывают меня со всеми теми проблемами и бедами, которыми живут, я ведь все-таки 7 лет был мэром Харькова и никогда от этих проблем не прятался. Более того, может быть, в определенной мере здесь срабатывает и то, что после возвращения в Харьков мне пришлось взять на себя тему возобновления подачи горячей воды. И тогда это было решено, хотя сегодня я уже должен говорить: это не моя проблема, это проблема города Харькова и городской власти, которая избрана в том числе и для решения этой проблемы. Когда сложилась ситуация с превышением лимитов по теплу, поскольку мы их еще не переутвердили, то городские власти согласовав со мной, ну, во всяком случае посоветовавшись, вновь приняли решение временно приостановить подачу горячей воды с тем, чтобы не усложнять отношения с «НАКом», пока мы не урегулируем вопрос платежей; урегулировали - буквально на следующий день возобновили подачу горячей воды. Я не могу сегодня дать гарантии и вообще не должен этого делать, что на протяжении всей зимы горячая вода будет везде, в каждой квартире. Я буду от меня все зависящее делать. В принципе это вопросы мера города его служб, горисполкома и райисполкома.

Аласания: - Вы очень полно отвечаете на каждый вопрос, этот был только наводящим, собственно вопрос вот в чем: можно ли отнести политические вопросы к Вашей компетенции?

Кушнарев: - Да, безусловно, наверное, не случайно в структуре администрации, областной администрации, есть управление внутренней политики. У меня есть заместитель, который занимается политико-правовыми вопросами, кстати, совсем недавно им был Владимир Адреевич Шумилкин. Сегодня - Валентин Григорьевич Дулуб.

Аласания: -Тогда следующий сюжет, о вашей политической карьере, которую рассматривала моя коллега Елена Львова. Прошу.


Активный октябренок. Активный пионер. Комсомолец с аллергией на комсомол. Член КПСС, вступивший в партию осознанно - не по идейным соображениям, а по карьерным. И вышедший из нее тоже осознанно – через «Демплатформу».

За всю свою политическую жизнь Евгений Кушнарев сменил только одну партию – коммунистическую – на дважды народную, больше известную как народно-демократическая или «партия власти». К последнему определению, правда, все чаще добавляют приставку «экс». Но только не в Харьковской области. Здесь НДП по-прежнему у руля. В районах. В городе. В области.

Евгений Кушнарев, глава ОГА: А хто Ви, кого Ви сьогодні представляєте на Харківщині?

Это Евгений Кушнарев у оппозиции о ней самой же спрашивает. Сам Евгений Петрович борцов с властью не жалует, хотя все нынешние лидеры оппозиции за очень редким исключением – его однопартийцы. Мороз и Симоненко вместе с ним состояли в КПСС. А Филенко и Матвиенко, как и Кушнарев, - отцы-основатели НДП. Всего за несколько лет Владимир Филиппович и Анатолий Сергеевич из самых близких друзей и единомышленников Евгения Петровича перекочевали во вражеский лагерь.

Евгений Кушнарев, глава ОГА: В политике нет постоянных врагов. Есть постоянные интересы

Постоянные интересы требуют от политиков прагматичности, циничности, умения договариваться и держать нос по ветру, жесткости подчас граничащей с жестокостью, изворотливости и гибкости. Евгений Кушнарев подчеркнуто открыт и публичен, от журналистов не прячется, от ответов на нежелательные вопросы, как правило, уходит. В правильные слова. Непредвиденных результатов не боится.

Евгений Кушнарев, глава ОГА: Я не збираюсь подавати в отставку, якщо Вам чомусь не сподобаються ті чи інші цифри за підсумками виборів

Не понравиться Евгению Кушнареву могла лишь одна цифра. Каждый третий, пришедший на выборы, отдал свой голос за коммунистов. «За ЕдУ» проголосовало в два раза меньше. Зато в одноименную фракцию вступили все четырнадцать харьковских парламентариев-одномандатников. Без одного - экс-вице-спикера Степана Гавриша. Он, хоть и был выдвиженцем блока власти, но после выборов сразу, не дожидаясь его раскола, отправился в самостоятельное плавание.

Встречи губернатора с нардепами Степан Богданович игнорирует с завидным постоянством. Некоторые объясняют это тем, что Гавриш, якобы, считает себя достаточно независимым от харьковского губернатора, в отличие от своих коллег по фракции– Людмилы Давыдовой, Дмитрия Святаша, Михаила Добкина и Александра Фельдмана. Но истинная причина отсутствия Гавриша на губернаторских приемах доподлинно неизвестна. Вряд ли она кроется в политических разногласиях. И Кушнарев, и Гавриш лояльны к Президенту и не испытывают антипатии к Виктору Ющенко.

Оба считали и считают, что без «Нашей Украины» стабильного большинства в парламенте не получится. Правда, во время выборов в Харькове «Нашей Украине» и не снилась такая поддержка от власти, как «Единой». Ничего удивительного. Губернатор заботился о лидерстве своего блока.

Евгений Кушнарев, глава ОГА: Я дуже не люблю бути останнім, ані в спорті, ані в політиці.

Поговаривают, амбиции Евгения Кушнарева не ограничиваются одной Харьковской областью, а простираются далеко и высоко. Почвой для роста вперед и ввысь называют народно-демократическое объединение “Нова Україна”, в котором Кушнарев бессменный лидер со дня самого его основания. Депутатом облсовета, уверяют злые языки, Кушнарев стал с дальним прицелом – на верхнюю палату парламента, которая, как утверждают все те же злые языки, должна превратиться из мечты в реальность до президентских выборов. Оттуда, из верхней палаты, дескать, и до самого верха рукой подать.

Евгений Кушнарев, глава ОГА: О Боже, ну самое бесперспективное и малоприятное занятие комментировать слухи!

Елена Львова, специально для «Объектив-Обзора»


Аласания: - Евгений Петрович, прежде чем мы перейдем к Вашему комментарию, я бы хотел задать вопрос - он меня самого мучает. В Объективе так принято, что никто никому не навязывает своего мнения ни в творческом, ни в идеологическом, ни в каком другом плане. Я точно так же, как и остальные, могу быть согласен, могу быть не согласен с точкой зрения журналиста - мешать я не буду. Но меня удивляет такой дружный негатив со стороны журналистов в Ваш адрес. Как Вы полагаете, это предвзятое отношение с нашей стороны или Вы все же изменились со времен Вашего «мэрства», когда такого отношения со стороны журналистов к Вам не было?

Кушнарев: - Ну, во-первых, я хотел бы пожелать любому политику, чтобы о нем говорили только такой негатив, как обо мне. Меня ничего в этих комментариях не заставило вздрогнуть, или почувствовать себя неуютно. Совершенно нормальный взгляд человека, который видит меня, может быть, под таким ракурсом, под таким углом зрения. Что-то он предполагает – Вы сами говорили о версиях; в чем-то он уверен, но он точно также может заблуждаться; наверное все-таки, наиболее полную оценку мог бы дать я – хотя она наверное тоже не была бы лишена субъективности.

Аласания: - Надеюсь, этим мы сейчас и занимаемся, да? М-м-м, это были комментарии к сюжету, или у Вас есть, что добавить?

Кушнарев: - Да нет, каждый отдельный факт, наверное, можно было бы как-то расшифровывать, или как-то пояснять, или наоборот, может быть, даже в чем-то опровергать, но я не вижу смысла – нормально, для того, чтобы продолжать начатую тему.

Аласания: - Тогда цитата из Вас:

«Я не вижу в демократическом лагере альтернативы действующему Президенту. Я убежден и убеждаю других: сегодняшний Президент способен исправить положение и вести страну дальше».

Евгений Кушнарев, цитируется по изданию «ForUm», раздел «Досье, Евгений Кушнарев», декабрь 2001 года.

Аласания: - Изменилось ли Ваше мнение сейчас, видите ли Вы сейчас уже не альтернативу, а смену сегодняшнему президенту?

Кушнарев: - Ну, смена определена Конституцией и бессмысленно это вообще обсуждать; если мы признаем действующую Конституцию, то в 2004-м году смена произойдет автоматически. Эта цитата – периода 99-го года, до выборов президента, и я так думал в тот момент, и считаю, что сегодня я бы эту точку зрения не изменил. В тот момент, действительно, в центристском лагере, на позициях которого, я считал и считаю, в целом стоит президент, альтернативы действующему президенту не было. Любой другой вариант либо привел бы к поражению центристских сил, либо мог бы породить в стране ситуацию, близкую к сегодняшней, когда объективно борьба за власть очень резко обострилась; в этом противостоянии мы все, как государство и общество, теряем.

Аласания: Я тогда четче сформулирую: смена ему – Вы уже видите? В конкретном выражении?

Кушнарев: - Я мог бы назвать, основываясь на позициях, а может быть, заявлениях самих возможных кандидатов – тех, кто на слуху у всех. Тут не надо мудрить: ведущие социологические институты Украины постоянно проводят мониторинг определенной группы политиков с точки зрения готовности населения за них проголосовать. Вот недавно я читал последний: на первом месте Ющенко, далее идет Симоненко, далее – Тимошенко, далее – Мороз, далее – Медведчук… известные всем имена, которые сегодня на слуху. Наверное, этот перечень можно было бы расширить – ну, я, во всяком случае, знаю, что президентский жезл в ранце носит довольно большая группа украинских политиков. Другое дело, имеют ли они шанс – но я не хотел бы сейчас… наверное, с моей стороны было бы сегодня неэтично давать какие-то оценки, поскольку все-таки официально никто из них о своих претензиях на президентское кресло не заявлял.

Аласания: - Хорошо. Насколько Вы были в курсе продолжения акции «Вставай, Украина», я имею в виду, Вы ли благословили палатки на площади и Вы ли потом переменили свое решение? И Вы ли это были?

Кушнарев: - Нет, это… Я знаком с версиями, которые предлагались и освещались средствами массовой информации. Я ничего не благославлял, и ничего не запрещал. Я стоял и стою на позициях того, что формы уличной демократии тоже должны иметь определенные рамки. Иначе наступит хаос.

Я абсолютно нормально воспринимаю митинги. Я в целом – хотя это уже и вносит некоторые неудобства в городскую жизнь – но воспринимаю манифестации, шествия… только дай бог, чтобы они не нарушали нормальный жизненный ритм и не дай бог не привели там, к каким-то дорожным происшествиям.

Я абсолютно спокойно отношусь к пикетам, поскольку сам в свое время за все это боролся, сам прошел через митинги, шествия, демонстрации и так далее.

Но вот те формы, которые носят агрессивный, вызывающий характер, которые в сути своей – и мы это прекрасно понимаем – используются для того, чтобы провоцировать власть на ответные действия – я их таким образом и воспринимаю.

Если Вы помните, два года назад, в рамках акции «Украина без Кучмы», палатки были поставлены без всякого согласования, и были убраны хотя и по решению соответствующих органов, но не совсем, скажем так…

Аласания: - Корректно…

Кушнарев: - Правовыми методами. Корректо - это может быть, самое мягкое выражение. Кое-кому потом пришлось объясняться и даже извиняться. В этот раз все было сделано с точки зрения закона абсолютно безукоризненно – иначе бы даже сами палаточники еще очень долго пытались продолжать это дело. Было решение суда и были исполнители – коммунальные службы, которым это и положенно делать. Там разгорелся, насколько я знаю, сыр-бор по поводу того, можно ли забрать эти палатки, ибо они – собственность, но я думаю, разобрались и в этом вопросе. Но я задаю вопрос: таким образом ведь вообще все можно довести до абсурда? Ну, там, «Икс»-депутат, предположим, от оппозиции, берет сегодня и посредине Сумской поперек устанавливает свой «Запорожец» - вот этот вот (изображает рукой горб); специально, чтобы вызвать соответствующую реакцию еще и видом этой машины. И на нем пишет: «Собственность депутата такого-то». Чем это отличается от попыток утверждать, что палатку нельзя трогать, потому что она собственность депутата такого-то? Я бы мог еще более грубые, и выходящие за рамки норм жизни примеры привести – так ведь можно дойти просто до…до абсолютного абсурда. Поэтому палатки ставить на проезжей части и на тротуарах –это уже выходит за рамки.

Хотя я сам в Вашингтоне неоднократно - и когда самый первый раз, то даже, может быть, с долей восхищения - видел палатки в соответствующем сквере напротив Белого дома! Сегодня уже жители этих палаток – если они сегодня там есть, ну, во всяком случае в прошлом… в январе этого года, когда мы были, после трагических событий – уже отделяют бетонные редуты, из блоков; меры безопасности соответствующие приняты.

Аласания: - Позволю себе заметить, что с «Запорожцем» Вы немного утрируете, и от этих палаточников, от этой акции, агрессии никакой не исходило. Если Вы…

Кушнарев: - Агрессия… ну как бы сказать… морального типа, не физическая агрессия. Ну, есть вещи, я еще раз говорю, которые провоцируют власть, потому что власть оказывается в ситуации: делать вид, что ты ничего не видишь? Это вызывает упреки у другой части общества: что ж это за власть, если она позволяет все, что угодно делать? Пытаться это все поставить в какие-то рамки – это вызывает недовольство оппозиции и опять таки, у кого-то: почему они мешают оппозиции? И вот власть вынуждена здесь маневрировать и, как правило, набивать только шишки.

Аласания: - Тогда доведу уже версии до абсурда и со своей стороны: летали ли Вы в тот вечер в Киев по этому поводу?

Кушнарев: - Нет, абсолютно! И никакой реакции…Меня вот, честно говоря, удивляет, вот, в том числе, комментарий по-моему, Еленой был дан, что я там что-то от президента получил. Я, естественно, доложил президенту, поскольку этот неприятный инцидент (столкновения 9 мая 2002 года на Мемориале Славы) действительно заслуживал того, чтобы о нем знал президент. Я доложил сразу же, буквально через час президенту, и объяснил ему то, что мы знали, и то, что произошло, и в том числе, возможные последствия того, что произошло. Вот. Поэтому, как Вы знаете, работали соответствующей комиссией, хотя комиссии прежде всего проверяли деятельность правоохранительных органов.

Аласания: - Практически последняя цитата.

"Беспартийная власть - бесконтрольна, и так или иначе начинает работать на собственные или на клановые интересы".

Евгений Кушнарев, 1998 год, 4 съезде НДП, цитируется по агентству «УНИАР-ньюз»

Аласания: - Остались ли Вы по прежнему в этом убеждении и какая партия сейчас может назваться партией власти, если не НДП?

Кушнарев: - Не только остаюсь в этом убеждении, но и еще больше в нем укрепился. Потому что альтернативой партийной власти в демократическом обществе является власть только бюрократическая, а если ее довести до абсолюта, то это уже власть авторитарная и даже с элементами диктатуры.

Кстати, диктатура бюрократии ничем не лучше диктатуры пролетериата. Она, может быть, не проливает реки крови, но она держит в таких тисках общество, что, как говорится, уютно себя не чувствует никто. Поэтому, поскольку я сам по статусу сегодня очень большой бюрократ, но хочу, чтобы в искренность мою, опять таки, поверили – я бюрократию люто ненавижу!

Я знаю ее изнутри, я знаю, насколько она разъедает власть, насколько она отделяет ее от общества, насколько она мешает осуществлению общественного прогресса, ибо если нет взаимодействия власти и общества, если нет определенного уровня доверия - поскольку критичность власти со стороны общества всегда будет, но должно быть и доверие - двигаться вперед невозможно. Это мое убеждение, если хотите, это моя внутренняя идеология, а как всего этого достигать - это тема довольно уже интересная, но она потребует много времени.

Отдельно какой-то партии сегодня у нас, которая способна была победить на выборах, то есть, получить более половины голосов, и таким образом быть правящей политической силой, законной партии власти – нет сегодня. И позиции коммунистов на глазах уменьшаются, в том числе и в нашей области И я совершенно справедливо это говорил, оценивая результаты выборов для области, а на общенациональном уровне коммунисты Харьковской области тоже потеряли 5%, это уже симптом тревожный для них, но если мы создадим разумные правила игры для партий, а это новый закон о выборах, это закон о… в целом реформа, вот та самая реформа, которая так сегодня много говорят, и трансформация от президентско-парламентской до парламентско-президентской республики, с правом парламента формировать правительство, и с одновременным правом президента распускать парламент, если большинство не сложилось и правительство не сформировано, то мы очень сильно ускорим все эти процессы. Партии, как и человек который учится плавать, они должны войти в реку, что бы научится плавать; на берегу не научишься плавать. Если партии не поставлены в условия реальной соревновательности, если они отрезаны от инструментов реализации своей политики, каковым является кабинет министров в первую очередь, то они всегда будут вот в таком состоянии, что дает право тем же бюрократам говорить – «Да вы посмотрите, что это за партии, ну неужели им можно доверить, что-то серьезное. А вот нам, беспартийным чиновникам - мы профессионалы, нам все можно доверить абсолютно!» Вот в этом огромная опасность, в том числе и сегодня переживаемого страной момента, хотя я думаю, что кульминация этого момента как раз была в 98 году, и я рад, что мне… выпала на мою долю… может быть, я когда-то напишу об этом, может быть, извлеку документы из своего личного архива, придет время, но об одном факте я могу сказать, и у меня есть в моем архиве, вето президента на закон о выборах по смешанной системе.

Аласания: - 50 на 50?

Кушнарев: - Да. Но это вето было отменено, неофициально, это решалось внутри, поскольку это прошлое все, я думаю, это не составляет государственной тайны, президент, уже улетая в командировку, уже из самолета позвонил мне, улетая в другое государство – «немедленно останови вето!». Видимо, он все-таки продолжал оставаться в сомнениях, я кстати тогда, это общеизвестно, самым активным образом получая… наотмашь, агитировал именно за смешанную систему. Президент определенное время стоял на другой позиции. И вето было подписано перед отлетом, но потом остановлено. По возвращению был подписан закон о смешанной системе. И мы вот тогда дали толчок, вот тогда была кульминация, если бы мы еще на 4 года заморозили мажоритарную систему, я думаю, мы бы сегодня были еще дальше от понимания необходимости политических реформ, о которых сегодня говорит и президент, и оппозиция.

Аласания: - Как насчет сегодняшнего дня - практики его? Правящая партия уже обозначилась де-факто.

Кушнарев: - Я не вижу сегодня правящей партии.

Аласания: - СДПУ объединенная.

Кушнарев: - А скажите мне, в чем характер правящей партии проявляется, например, в Харьковской области?

Аласания: - В Харьковской области - ни в чем, но Вы раньше признали, что выше Вас есть - гораздо выше – другие органы власти, которые вами управляют.

Кушнарев: - Тогда давайте называть вещи своими именами.

Аласания: - Давайте.

Кушнарев: - Сегодня СДПУ(о) – партия, которая имеет высокий уровень представительства в эшелонах власти, в том числе - высших. Но в цивилизованном понимании называть эту партию партией власти – ну, нет никаких оснований, а если становиться на формальную версию, то из 6–ти прошедших политических сил в парламент «эсдеки» показали 6-й результат. Другое дело, что они занимают ряд постов, в том числе и пост главы администрации президента, на котором я, как представитель НДП, был в свое время – напомню, что в то время и премьер-министр был членом НДП, и первый вице-премьер был членом НДП, и министр кабинета министров был членом НДП, и 12 губернаторов были членами НДП. Унас на то время было намного больше оснований носить звание партии власти. Мы через это прошли.

Аласания: - Хорошо, и еще одна версия, которая звучит. Возможно она Вам покажется забавной, а возможно, Вы ее подтвердите. Версия говорит, что Вы готовитесь стать послом Украины в России, и что Вы уже там неоднократно бывали, говорили на этот предмет с высшим руководством России, и что за Ваше кресло идет борьба между Кузьмуком, бывшим министром обороны и Степаном Гавришем, депутатом Верховной Рады.

Аласания: - Вы даже не улыбнулись, все настолько серьезно?

Кушнарев: - Я не улыбнулся потому, что это уже, откровенно говоря, меня уже не то чтобы на каком-то этапе утомило, а сегодня уже, вызвало просто уже обыкновенную защитную реакцию. Не обращать на все это внимания? Поскольку вопрос задан, я, наверное, в очередной раз должен на него ответить. Природа появления слухов, наверное, до конца никем не изучена, хотя, на мой взгляд, лучше всего в известной песне об этом сказал Высотский: «…и словно мухи тут и там, ходят слухи по домам…». Только тогда «беззубые старухи» их разносили, а сейчас досужие чиновники, политики, политиканчики, но и журналисты, согласитесь, тоже..

Аласания: - Благодарствуйте…

Кушнарев: - Так вот, меня за мою карьеру 10-летнюю, отправляли куда угодно, я обычно спрашиваю - на Берег Слоновой Кости не отправляете, слава Богу, еще?

Никакой почвы под собой разговоры о России, абсолютно никакой, не имеют. Никто никогда со мной на эту тему не разговаривал. Ни с кем никаких переговоров я не вел, никакого желания заниматься дипломатической работой я не имею, даже в администрации президента, будучи причастен к этому направлению, я все таки намного больше занимался вопросами внутренней политики, ну, может быть раньше, на тех этапах своей карьеры, я был от этого отстранен. Хотя это не мешало Вашему коллеге Сергею Потемкову в свое время называть меня «министром иностранных дел Харькова», поскольку я, по его мнению, слишком часто ездил в города–побратимы и вообще за границу. Ну, в то время это действительно вызывало у людей зависть, а я никогда не скрывал - мне очень хотелось понять, почему они живут лучше чем мы, почему у них общество, во многих государствах, устроено разумней, рациональней, если хотите, даже счастливей; многое я для себя понял, многое я использую у себя в работе,

Аласания: - Очень полный ответ… Кузьмука и Гавриша уже оставим в покое?

Кушнарев: - Я знаю, и мог бы назвать еще, ну, не меньше 5-6 достойных кандидатур, которых причисляют к тем, которые хотели бы быть губернатором харьковской области. А что тут в принципе плохого? Ведь на каком-то этапе я тоже хотел быть губернатором харьковской области! Если бы я не хотел, я бы наверное сюда не вернулся. Ведь у меня были и другие варианты продолжения своей карьеры. Закончились президентские выборы, в которых я сыграл определенную роль, выполнил взятые на себя обязательства, и как человек, принадлежащий к лагерю победителя, имел право на определенный выбор - я его сделал.

Аласания: - Очень откровенно. Видимо, в отношении всех тех желающих можно сказать так: хотеть не вредно.

Кушнарев: - Не хочу так говорить. Еще раз - я думаю, что названные Вами кандидатуры, с точки зрения своих здоровых нормальных амбиций и уровня подготовленности имеют абсолютное полное право думать об этом - если они, конечно, об этом думают, я не знаю - потому что ни Кузьмук, ни Степан Богданович, с которым мы, кстати, сегодня вместе летели из Киева в Харьков, вчера в Киеве активно общались; никогда со мной на эту тему, естественно, не говорил. Но еще раз говорю, что я абсолютно спокойно понимаю, что я не буду вечно на этой должности. И, наверное, это понимают и другие. И, может быть, вполне реально кто-то себя и примеряет на эту должность.

Может быть, кто-то с кем-то советуется по этому поводу. Может быть, вот так и рождаются эти слухи. А может быть, в разговорах: «А вот если он уйдет, или если его уберут - кто бы мог? Ну, как кто, а вот этот, а вот этот…». Ну, и далее все довольно очевидно.

Аласания: - Да, именно так, видимо, это все и происходит. Два последних коротких традиционных вопроса. Видели ли Вы заранее вопросы к этой программе?

Кушнарев: -Нет, я никаких вопросов не видел, мне просто рассказала моя пресс-служба о формате передачи, он меня вполне устроил и я сразу скажу, что с удовольствием участвую в дискуссиях и диалогах, когда определена тема и ничего более.

Аласания: - И последний вопрос: были ли Вы откровенны сегодня? Хотя политикам, по идее, это не свойственно…

Кушнарев: - Мне кажется, что я был откровенен, и, не знаю, как это выглядело со стороны, но особо не искал формулировок, отвечая на Ваши вопросы и комментарии - в том числе, может быть, и не очень для меня приятные.

Аласания: - Мне тоже так показалось… Спасибо Вам, благодарю за участие в сегодняшней нашей программе. Это все.

Кушнарев: - Спасибо за приглашение, спасибо всем, кто нас слушал.

Аласания: - Всего Вам доброго.

type="application/x-shockwave-flash" pluginspage="http://www.macromedia.com/shockwave/download/index.cgi?P1_Prod_Version=ShockwaveFlash">

Rambler's Top100